Меню
Назад » »

Мацуо Басё (1)

Мацуо Басё (яп. 松尾芭蕉 (псевдоним); при рождении названный Киндзаку, по достижении совершеннолетия — Мунэфуса (яп. 宗房);   ещё одно имя — Дзинситиро (яп. 甚七郎)) — великий японский поэт, теоретик стиха.   Родился в 1644 году в небольшом замковом городе Уэно, провинция Ига (остров Хонсю). Умер 12 октября 1694 в Осаке.  Басё родился в небогатой семье самурая Мацуо Ёдзаэмона (яп. 松尾与左衛門), был его третьим по счету ребенком.   Отец и старший брат будущего поэта преподавали каллиграфию при дворах более обеспеченных самураев,   и уже дома он получил хорошее образование. В юности увлекался китайскими поэтами, такими как Ду Фу.   В те времена книги уже были доступны даже дворянам средней руки. С 1664 в Киото изучал поэзию.   Был в услужении у знатного и богатого самурая Тодо Ёситады (яп. 藤堂良忠), распрощавшись с которым, отправился в Эдо   (ныне Токио), где состоял на государственной службе с 1672. Но жизнь чиновника была для поэта невыносимой,   он становится учителем поэзии. Среди современников Мацуо получил известность в первую очередь как мастер рэнга.   Басё — создатель жанра и эстетики хокку.  В 1680-е годы Басё, руководствуясь философией буддийской школы Дзэн, в основу своего творчества положил принцип «озарения».   Поэтическое наследие Басё представлено 7 антологиями, созданными им и его учениками: «Зимние дни» (1684),   «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны»   (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок угля» (1694), лирическими дневниками, написанными прозой в сочетании со стихами   (наиболее известный из них — «По тропинкам Севера»), а также предисловиями к книгам и стихам, письмами,   содержащими мысли об искусстве и взгляды на процесс поэтического творчества.   Поэзия и эстетика Басё оказали влияние на развитие японской литературы средних веков и Нового времени.  В честь Басё назван кратер на Меркурии.  Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица,   густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову.   Здоровье у него было слабое, всю жизнь он страдал расстройством желудка. По письмам поэта можно предположить,   что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям.   Несмотря на то, что всю жизнь он страдал от нищеты, Басё, как истинный философ-буддист, почти не уделял внимания этому обстоятельству.  В Эдо Басё обитал в простой хижине, подаренной ему одним из учеников. Возле дома он своими руками посадил банановое дерево.   Считается, что именно оно дало псевдоним поэту («басё:» яп. 芭蕉 переводится как «банан, банановое дерево»).   Банановая пальма неоднократно упоминается в стихах Ростки бурьяна…И теперь противны мне стали

Я банан посадил -* * *
* * *
Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь напролёт.
Перевод Веры Марковой
 
Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара.   К несчастью, этот пожар погубил «Обитель бананового листа» — жилище поэта, и сам Басё чуть не погиб в огне.   Поэт сильно переживал утрату дома. После короткого пребывания в провинции Каи он вернулся в Эдо, где с помощью   учеников построил в сентябре 1683 года новую хижину и снова посадил банановое дерево.   Но это действие было лишь символическим возвратом к прошлому.   Отныне и до конца своей жизни Басё — странствующий поэт.

* * *
Парящих жаворонков выше,
Я в небе отдохнуть присел, -
На самом гребне перевала.
Перевод Веры Марковой
 
Потеряв своё жилище, Басё уже редко хочется оставаться на одном месте долгое время.   Он путешествует в одиночестве, реже — с одним или двумя самыми близкими учениками, в которых у поэта недостатка не было.   Его мало волнует похожесть на обычного нищего, странствующего в поисках хлеба насущного.   В августе 1684 года, в сопровождении своего ученика Тири, в сорокалетнем возрасте он отправляется в своё первое путешествие.   В те времена путешествовать по Японии было очень трудно. Многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов   причиняли путникам немало хлопот. Однако, надо думать, Басё был достаточно умён и уж точно достаточно известен,   чтобы пройти эти преграды. Интересно посмотреть, что представляло собой его дорожное одеяние: большая плетёная   шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума,   а в руке посох и чётки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг.   Одним словом, он был похож на буддийского паломника.  После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию   Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвященному синтоистской богине   Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэдо, где поэт повидал брата и узнал   о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мино и Овари,   опять прибывает в Уэно, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари   и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля,   ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Хрупкое здоровье Басё заставило поволноваться   его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой.  До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его поклонники ходили за ним толпами,   повсюду его встречали ряды почитателей — крестьян и самураев. Его путешествия и его гений дали новый расцвет   ещё одному прозаическому жанру, столь популярному в Японии — жанру путевых дневников, зародившемуся ещё   в X веке. Лучшим дневником Басё считается «Оку но хосомити» («По тропинкам севера»).   В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником по имени Сора,   начавшееся в марте 1689 г. и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото,   тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришёл в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним.   Басё скончался в возрасте пятидесяти одного года.

(1644-1694). Хайку

x x x

Луна-проводник Зовет: "Загляни ко мне". Дом у дороги.
x x x

Скучные дожди, Сосны разогнали вас. Первый снег в лесу.
x x x

Протянул ирис Листья к брату своему. Зеркало реки.
x x x

Снег согнул бамбук, Словно мир вокруг него Перевернулся.
x x x

Парят снежинки Густою пеленою. Зимний орнамент.
x x x

Полевой цветок В лучах заката меня Пленил на миг.
x x x

Вишни расцвели. Не открыть сегодня мне Тетрадь с песнями.
x x x

Веселье кругом. Вишни со склона горы, Вас не позвали?
x x x

Над вишней в цвету Спряталась за облака Скромница луна.
x x x

Тучи пролегли Между друзьями. Гуси Простились в небе.
x x x

Леса полоса На склоне горы, словно Пояс для меча.
x x x

Все, чего достиг? На вершины гор, шляпу Опустив, прилег.
x x x

Ветер со склонов Фудзи в город забрать бы, Как бесценный дар.
x x x

Долгий путь пройден, За далеким облаком. Сяду отдохнуть.
x x x

Взгляд не отвести - Луна над горной грядой, Родина моя.
x x x

Новогодние Ели. Как короткий сон, Тридцать лет прошло.
x x x

"Осень пришла!" - Шепчет холодный ветер У окна спальни.
x x x

Майские дожди. Как моря огни, блестят Стражи фонари.
x x x

Ветер и туман - Вся его постель. Дитя Брошено в поле.
x x x

На черной ветке Ворон расположился. Осенний вечер.
x x x

Добавлю в свой рис Горсть душистой сон-травы В ночь на Новый год.
x x x

Срез спиленного Ствола вековой сосны Горит, как луна.
x x x

Желтый лист в ручье. Просыпайся, цикада, Берег все ближе.
x x x

Свежий снег с утра. Лишь стрелки лука в саду Приковали взор.
x x x

Разлив на реке. Даже у цапли в воде Коротки ноги.
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar