0001-FF-022.png (200×25)  


 
 
   ГЛАВНАЯ | | ВХОД ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС Гость | RSS   
MENU SITE
ИЩУ РАБОТУ
ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ
ВАШЕ МНЕНИЕ
Я ВИЖУ СЛЕДУЮЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ РФ
Всего ответов: 1706
ПАТРИАРХИЯ
РУССКАЯ
ПРАВОСЛАВНАЯ
ЦЕРКОВЬ

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ

119034, Москва, Чистый пер., 5
Телефон: (495) 637-43-18
E-mail: info1@patriarchia.ru
САЙТ: PATRIARCHIA.RU
СТАТИСТИКА
ОНЛАЙН: 8
ГОСТЬ: 8
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ: 0

   
ГЛАВНАЯ » СТАТЬИ » ЭТО ИНТЕРЕСНО

Троицкие Листки (98)
439. Что такое лития? Лития буквально значит — усердное общественное моление. Это древний христианский обычай. Еще в первые века Христианства, во время великих общественных бедствий, например — голода, повальной болезни, землетрясений и проч., люди выходили из церкви с хоругвями и образами и всенародно, проходя по улицам, по полям, молили Бога об избавлении от постигшего бедствия. Так водится и теперь у нас, на Руси православной. Лития в сокращенном виде бывает и на праздничной всенощной. Это именно та часть вечерни, когда священнослужители с певцами выходят в притвор церковный. В древние времена в притворе стояли оглашенные (готовящиеся ко святому крещению) и кающиеся (те, которые несли епитимию за грехи свои); в чувстве глубокого смирения верующие выходят из храма в притвор и здесь, на месте кающихся, приносят свои молитвы Господу. После праздничных стихир (песнопений) диаконом, а если диакона нет, то самим священником, возглашаются усиленные моления ко Господу, чтобы Господь Бог спас и благословил весь мир, даровал ему Свою милость и щедроты, чтобы возвысил силу христианскую, и послал нам богатые Свои милости — не за какие-нибудь наши заслуги, потому что мы — грешные люди — никаких милостей Божиих не заслужили, — а по молитвам Пресвятой Богородицы, силою честного и животворящего Креста, ходатайством честных небесных Сил бесплотных и всех святых, начиная от святого Пророка и Предтечи Господня Иоанна, выше которого не было между рожденными, по слову Самого Спасителя, и оканчивая тем угодником Божиим, которого имени посвящен храм. На сии прошения, возглашаемые диаконом или священником, певцы отвечают особо умилительным, многократным «Господи помилуй». Слушая внимательно эту ектению и имена святых Божиих, всегда близких душе христианской — первых Апостолов, трех Святителей и вселенских великих учителей, и святого отца нашего Николая, архиепископа Мирликийского чудотворца (так любимого всею православною Россиею), наконец, святых Кирилла и Мефодия, наших славянских просветителей и учителей, первых переводчиков Священного Писания на родной нам язык, наших родных русских святых, которых нетленные мощи почивают на всех концах России, — мы чувствуем в сердцах наших, что все мы, весь мир христианский составляет одно родное семейство Божие, соединенное любовию, и все вместе единодушно ко Господу молятся — и те, которые живут, и те, которые уже давно отошли к Господу, но которых память, как святых, живет и будет жить на земле до конца веков. — Помянув святых Божиих, молимся многомилостивому Господу, чтобы услышал и нашу грешную молитву, и нас недостойных помиловал... Затем молимся о благочестивейшем Государе нашем, чтобы дал ему Господь победу на всякого врага и супостата (противника), молимся о всем царском Доме, как ближайших сотрудниках Государя в великом деле управления царством, молимся о нашей высшей духовной власти — Святейшем, Правительствующем Синоде, о своем Архипастыре, наших духовных отцах, о всякой душе христианской, скорбящей и озлобленной и потому наиболее нуждающейся в милости и помощи Божией; молимся о нашем святом храме, нашем городе или селении и о всех живущих в нем, чтобы Господь Бог умирил и устроил весь мир, чтобы везде было спокойствие и порядок, чтобы святые Божии христианские Церкви (общества) крепко стояли в православной вере; молимся о спасении и помощи для тех, которые с усердием и страхом Божиим трудятся в распространении христианской веры и Божия слова; молимся о тех, которые посланы в другие места, в чужие страны, и которых теперь с нами, в доме Божием, нет, молимся об исцелении в немощах лежащих, о упокоении и блаженной памяти и оставлении грехов всех умерших отцов и братий наших, православных христиан, которые почивают сном смерти близ нашего святого храма, и повсюду, по всему свету, — молимся о избавлении плененных, находящихся в неволе (например, в плену у турок), о братьях наших, которые на службах находятся, которые служат и служили тут, в нашем родном святом храме; обо всех скажем все: «Господи помилуй!» — повторяется сначала сорок раз, потом тридцать, затем пятьдесят и наконец — дважды по трижды. Не правда ли, братие, какая это прекрасная молитва! Она обнимает всех ближних наших — богатых и убогих, огорченных и скорбящих, больных и бедных, служащих и работающих, и наконец, впадших в неволю, для которых нет другого спасения, как только от единого Бога... Как, при этих трогательных словах, сердце каждого христианина не согреется любовию ко всем своим ближним!.. "Услыши нас, Боже Спасителю наш, — молится дальше священник, — упование всех концов земли и сущих в мори далече, и милостив, милостив буди, Владыко, о гресех наших и помилуй ны". — На Тебя, Боже, надеемся все мы люди, и те, которые живут во всех краях целого света, и те, что плавают по далеким морям!.. О, это истинная правда! Тот, кто не привык перед Богом колен и главы преклонять, пусть тот отправится по морю, да пусть там подует ветер, загремит и зашумит буря, закипит море волнами, пусть увидит тот, кто Бога не знает, как самый большой корабль или пароход качается по волнам морским словно скорлупка ореховая, и каждая волна грозит потопить его со всем, что есть на корабле, тогда и сей маловер смирится перед Богом, и он падет на колена, подымет очи и руки к небу, — он, который никогда не молился, теперь будет молиться со слезами, будет молиться, потому что увидит смерть лицом к лицу, убедится, что тут не поможет ему его мудрость, его сила, а помочь может лишь един Всемогущий Милостивый Бог... Вот еще последняя великая молитва, перед которою возглашает священник к предстоящим: "Мир всем, преклоните главы ваши перед Господом!" — "Владыко многомилостиве, Господи Иисусе Христе Боже наш, молитвами Всепречистой Владычицы нашей Богородицы... и всех святых, — благоприятну сотвори молитву нашу, даруй нам оставление прегрешений наших, покрой нас кровом крилу Твоею, отжени от нас всякого врага и супостата, умири нашу жизнь, Господи, помилуй нас и мир Твой, и спаси души наши, яко благ и человеколюбец". Какая чудная и эта молитва! Боже, покрой нас кровом Твоих крыл, как птица покрывает своих птенцов, удали от нас всякого врага и противника, сделай мирною, спокойною нашу жизнь, Господи, помилуй и нас, и весь мир Твой, и спаси наши души. После этой молитвы певцы поют: аминь, и все идут из притвора во храм, к столу, где уготовано пять хлебов, пшеница, вино и елей для благословения. — Это опять прекрасный и поучительный обряд, сохранившийся от первых веков христианских. Он совершается только в нашей Православной Церкви, а в латинской церкви его нет. Так было в первое время нашей святой веры, когда Христиане сходились в церковь на всенощное богослужение, молились, пели, плакали по умершим братьям мученикам, а потом сами, утомленные, садились за стол, за которым все были равны — и богатые, и бедные, и князья, и нищие. Тогда священник освящал хлебы, елей и вино, и все вкушали от них. Так и теперь священник, воспоминая чудесное насыщение Спасителем пяти тысяч народа пятью хлебами, призывает Божие благословение на пять хлебов, пшеницу, вино и елей и молит Бога, чтобы Он умножил сии дары в Церкви Своей святой и во всем мире, и чтобы освятил вкушающих от них верных Своих. И мы с благоговением вкушаем частицы сих благословенных хлебов, а елеем священник крестообразно помазывает нам чело, во имя Отца, и Сына и Святого Духа, когда мы потом, во время канона, целуем святое Евангелие или икону праздника. Есть еще и другие литии в составе наших служб церковных, например, лития в конце литургии, в память усопших, совершаемая по заамвонной молитве; лития в память их же, по отпусте вечерни и утрени; лития в храмовый праздник с крестным ходом кругом храма, или вокруг всего монастыря, с чтением Евангелия, ектениями и осенением крестом народа на всех четырех сторонах храма или монастыря; лития для освящения воды в колодце, в реке, для освящения посевов в поле. Все они полны духовного умиления и располагают сердце к усердной молитве. Оглавление 440. Установил ли Господь в Своей Церкви священноначалие? Никакие люди на свете не могут существовать без начальства и управления. Зло везде есть безначалие и многих бед вина, говорит святой Иоанн Златоуст. Посему и Господь Иисус Христос постановил в созданной им церкви начальство. Это ясно видим из следующих слов святого апостола Павла к коринфянам: «Овых убо положи Бог в Церкви первее Апостолов, второе пророков, третие учителей, потом оке силы, таже дарования исцелений, заступления, исправления, роди языков. Еда ecu Апостоли, еда ecu пророцы; еда ecu учители» (1 Кор. 12; 28-29). То же видим из слов того же святого Апостола к евреям: «Повинуйтеся наставником вашым и покаряйтеся» (Евр. 13; 17), — ибо покорность и повиновение всегда должно оказывать какой-либо власти, какому-нибудь начальству. Таковое начальство святая Православная Церковь всегда признавала у себя за несомненное. Святитель священномученик Климент, папа Римский, муж апостольского времени, говорит: "Братия! не могут быть высшие без низших, ни низшие без высших. Возьмем свое тело: голова без ног ничего не значит, равно и ноги без головы, и самомалейшие члены в теле нашем нужны и полезны для всего тела. Между тем все они согласны и соблюдают подчиненность для здравия целого тела. Итак, да будет здраво все тело наше во Христе Иисусе, и да повинуется каждый ближнему своему соответственно степени, на которую он поставлен благодатию Его". Святитель Василий Великий говорит: "Церковное управление не явно ли и не безпрекословно ли производится Духом; той бо, сказано, даде Церкви первее апостолов, второе пророков; третие учителей, и прочее, ибо сей чин установлен с разделением даров Духа". Григорий Богослов говорит: "Как в теле иное начальствует, а иное состоит под начальством и управлением, так и в церквах Бог поставил, чтобы одни, для кого сие полезнее, оставались пасомыми и подначальными, а другие были пастырями, учителями к совершению Церкви". В другом "Слове" тот же святой Богослов говорит: "Воззрите на небо горе и на землю низу. Все устроялось по порядку и устроялось словом, хотя все могло быть произведено вдруг, как нечто единое... Порядок и в церквах Господь распределил, чтоб одни были пасомые, а другие пастыри, одни начальствовали, а другие были подначальными, кто составлял как бы главу, кто ноги, кто руки, кто глаз, кто иный из членов тела, ибо все «едино тело есмы о Христе, а по единому (Христу) друг другу уди» (Рим. 12; 5 ). Один начальствует; а другой управляется... Не сомневайся в этом, потому что сие говорит Павел. И овых убо, сказано, положи Бог в Церкви первее Апостолов, второе пророков, третие пастырей и учителей. Будем, братие, уважать и соблюдать сей порядок, пусть один начальствует и получает честь, а другой оправдывается своим служением". То же самое говорит святой Иоанн Златоуст: "Как на воинствах не вси во единем виде воинствуют, но в различных чинех, такожде и в Церкви, един убо в учителя чину, иные же в ученика, а иные в невежды". Эти свидетельства четырех великих святил Церкви несомненно показывают, что Святая Христова Церковь имеет и всегда действительно признавала в себе свое собственное, отличное от гражданского, начальство. Посему и писатель "Большого Катехизиса", показывая, что такое есть Церковь Божия, между прочим, говорит: "Церковь Божия есть собрание всех верных Божиих, иже суть под единою главою, и под правлением совершенных святых, от него поставленных, т.е. рукоположенных, ибо слово "поставленный" значит то же, что "рукоположенный", "посвященный", как то ясно можем видеть из слов святого апостола Павла: «Внимайте убо себе и всему стаду, в немже вас Дух Святый постави епископы» (Деян. 20; 28). Здесь под словом "постави" очевидно, должно разуметь "рукоположил", "посвятил". Итак, нет сомнения, что Иисус Христос действительно постановил в созданной им Церкви свое духовное начальство, отличное от начальства гражданского. Начальство в истинной Христовой Церкви, обыкновенно называется "иерархией" (священноначалием) и состоит собственно из трех степеней или чинов: епископов, пресвитеров иереев (священников, попов) и диаконов. Святой Дионисий Ареопагит говорит: "При церковническом священноначалии троическо есть разделение. Божественный священноначальник (епископ) чин, священников... и диаконов". Святитель священномученик Климент, епископ Римский, говорит: "Первосвященнику свое дано служение, священником свое назначено место и на левитов (диаконов) свои возложены должности". Святитель Игнатий, когда говорит о лицах, начальствующих в Церкви, то упоминает только о трех степенях, не более. Так в Послании к Траллианам он говорит: "Иже без епископа и пресвитеров и диаконов что-либо творит, таковый оскверняется совестию". И в Послании к Филаделфийцам святитель Игнатий утверждает, что в иерархии Христовой Церкви три степени, и сии степени установлены по воле Господа Иисуса Христа. Он говорит: "Христос есть радость вечная и твердая наипаче тем, иже едино суть со епископом и со пресвитеры и со диаконы, вчиненными волею Бога Отца чрез Господа Иисуса Христа". Симеон Солунский пишет: "Хиротонисуемые в три чина разделяеми суть: во епископа, пресвитера и диакона". То же говорит и "Кириллова книга": "Христос Апостолов своих освяти хиротониею, еже есть руковозложением... А Апостолы паки епископов освятиша: «Тогда постившеся и помолившеся, и возложше руки на ня, и отпустиша их» проповедати Слово Божие (Деян. 13; 3). А епископы паки попов, как пишет: «Рукоположша им пресвитеры на вся церкви, помолившася с постом, предаста их Господеви» ( Деян. 14; 23). Правда, в Церкви есть, кроме епископов, митрополиты и пр., но они не составляют новых степеней в церковной иерархии, а означают на той же степени некоторое преимущество друг пред другом, для соблюдения порядка и подчиненности в церковном управлении. Это видно из того, что святые Соборы называли всех архиереев одним именем епископа, не исключая и патриархов, ни Иерусалимского, ни Антиохийского, ни Александрийского, ни Константинопольского, ни Римского. Равенство всех званий епископской степени видно из толкования на правило 39 Карфагенского Собора, где читаем: "Святительский сан един есть и тойжде на всех. И не наречется сей убо совершен святитель, ин же несовершен святитель, но вси равни святители, вси епископы, как и благодать Святаго Духа равно приемше. Епископ же, иже в митрополии, яко первое имея седалище, того ради и с приложением наречется епископ митропольский, рекше митрополит. Митрополия же мати градом сказуется. Митрополит же матере градом епископ, рекше старейшего града в той области". Итак, несомненно, что в истинно Христовой Церкви есть начальство, и состоит оно из трех степеней: епископов, пресвитеров и диаконов. (Из книги "Истинно древняя и истинно православная Христова Церковь") Оглавление 441. Пустынник – умиротворитель князей (Великий избранник Божий преподобный Сергий) Великий избранник Божий преподобный Сергий дарован был Богом земле Русской в такое тяжкое время, когда татары заполонили почти все пределы ее, когда междоусобия князей доходили до кровавых побоищ, когда эти усобицы, бесправие, татарские насилия и грубость тогдашних нравов грозили русскому народу совершенной гибелью. Смутное, тревожное было то время. Читая летописные сказания, то и дело встречаешь известия, что такой-то князь поехал в Орду добывать себе титул великокняжеский, другой разорил или совсем отнял удел соседа, третий подговорил Литву или тех же татар идти ратью на Москву... Кровь лилась потоками в этих ссорах и раздорах княжеских, и только мудрое, властное слово святителей да таких великих подвижников, как преподобный Сергий, удерживали князей, и то не всегда, от этих гибельных усобиц и кровопролитных войн. Так, есть сведения, что еще в малолетство Донского героя, при жизни Великого князя Иоанна Иоанновича в 1358 году, преподобный Сергий путешествовал в свой родной город Ростов, чтобы уговорить Ростовского князя Константина Васильевича признать над собою власть Великого князя Московского. В 1363 году мы видим святого игумена опять путешествующим в Ростов. Думают, что преподобный Сергий приходил в Ростов не на богомолье только, но имел еще поручение убедить старого Ростовского князя ничего не затевать во вред Великого князя Московского. Действительно, мы видим, что князь Константин обязался после сего быть в совершенной зависимости от Великого князя Московского. Прошел год, и пустынник — примиритель князей, снова должен был отправиться в путь, на этот раз уже в Нижний Новгород. Дело было так. Брат Суздальского князя Димитрия Константиновича, Борис Константинович, не захотел признать власти Московского князя и самовольно захватил у брата Нижний Новгород. Димитрий Суздальский жаловался на него Московскому князю. Не желая прибегать к кровопролитию, Великий князь просил святителя Алексия послать преподобного Сергия в Нижний, чтобы вызвать Бориса в Москву. Сергий исполнил послушание, но Борис не послушался его и в Москву не пошел. На увещание Сергия он отвечал, что князей судит только Бог, что он знает только хана, который утвердил за ним Нижний Новгород, и больше не желает подчиняться никому. Приходилось смирять гордого князя более строгими мерами. По данной от митрополита власти преподобный Сергий затворил все храмы в Нижнем. Богослужение прекратилось. Борис вынужден был покориться, тем более, что из Москвы под начальством его брата, Димитрия Суздальского, пришла сильная рать. И Борис вышел навстречу брату с повинной. Это было в 1365 году. Особенно много хлопотал из-за великокняжеского ярлыка Тверской князь Михаил Александрович. Он не раз путешествовал в Орду, не раз нападал на пределы московские; два раза он поднимал против Великого князя Димитрия Ольгерда Литовского. Думают, что умиротворению Тверского князя с Московским содействовал своим благодатным словом игумен Радонежский. Другой беспокойный сосед Московского князя был Олег, князь Рязанский. Хитрый и вероломный, он не раз нарушал договоры, входил в сношения то с Ольгердом и Тверским князем, то с Мамаем и Тохтамышем. Великий князь не раз посылал к нему доверенных лиц с мирными предложениями, но Олег не хотел и слышать о мире. Тогда Великий князь призвал преподобного Сергия и лично просил его принять на себя труд убедить упрямого князя Рязанского к примирению. Поздней осенью 1385 года смиренный старец отправился, по своему обыкновению пешком, в Рязань. Его кроткие увещания смягчили сердце Олега, который чистосердечно открылся ему в своих замыслах и "взял с Великим князем Димитрием вечный мир и любовь в род и род". Этот мир впоследствии скреплен был семейным союзом: сын Олега Феодор взял за себя дочь Великого князя Софию Димитриевну. Так, при неусыпном попечении и отеческом руководстве святителя Алексия и благодаря деятельному участию игумена Радонежского преподобного отца нашего Сергия, постепенно возрастала власть Великого князя Московского, а под ее знаменем стала постепенно объединяться и Русская земля, обессиленная раздорами удельных князей. Мало-помалу эти князья свыклись с мыслию о необходимости подчиниться власти Московского князя, а в народе пробуждалось сознание нужды сплотиться воедино, дабы общими силами сбросить с себя ненавистное иго татарское. Бог знает, могли бы достигнуть какого-нибудь успеха в этом великом деле Великий князь Московский, предоставленный самому себе, без содействия Церкви в лице таких святых мужей, исполненных Духа и силы, каковы были угодники Божии — митрополит Алексий и Богоносный Сергий, игумен Радонежский. Лишившись в святителе Алексие отца и благодетеля, князь Димитрий всей душою расположился к смиренному игумену Радонежскому. В нем он нашел мудрого советника и теплого молитвенника; к нему не раз обращался за помощью в делах государственных, его приглашал быть восприимником от купели Святого Крещения детей своих, Юрия и Петра. Преподобный Сергий присутствовал при кончине и погребении угасшего во цвете лет Великого князя Димитрия Иоанновича (он умер в 1389 году, 19 мая). В его прекрасном по духу христианскому завещании нельзя не ощущать веяния духа Сергиева. "Вы, дети мои, — говорил благочестивый Князь, — живите за одно, а матери своей слушайтесь во всем. Кому что даст она, то тому и есть; дети мои из воли ее не выйдут... Который сын не будет слушаться матери своей, на том не будет моего благословения... Вот, я отхожу к Богу, и вас поручаю Богу и матери вашей: под страхом ее будьте всегда... Бойтесь Бога, бояр своих любите, будьте приветливы ко всем слугам своим. А вы, бояре, знаете мой обычай и нрав, я родился у вас на глазах, при вас я возрос, с вами ходил на врагов, с вами свою отчину защищал... Я любил вас и детей ваших, с вами делил и радость, и горе... Вспомните, что говорили вы мне всегда: на службе тебе и детям твоим мы должны сложить и свои головы... Будьте же верны слову своему, послужите же Княгине моей и чадам моим, повеселитесь с ними в их радости, не оставте их и во время скорби..." Так говорил умирающий Донской герой; а в своей духовной грамоте он навсегда заповедал своим детям и потомству своему, чтобы после отца наследовал великокняжеский престол старший сын его, помимо других лиц, старших в роде, и таким образом установил новый порядок престолонаследия, не допускавший никаких споров и притязаний со стороны братьев усопшего Великого князя. И вот, охранение этого столь важного постановления, которому не только Москва, но и вся Россия навеки обязана укреплением единой самодержавной власти, было вверено Промыслом Божиим не иному кому, как великому печальнику земли Русской преподобному Сергию! Его драгоценная для нас подпись украшает и скрепляет его великое по своему значению государственное законоположение, которому в 1889 году, 19 мая, исполнится ровно пятьсот лет... Оглавление 442. В поучение взрослым детям Любовь к родителям Господь вложил в сердце даже таких людей, которые живут в диком состоянии. Но что говорить о людях? Посмотрите на пчелок: они не покидают свою матку даже тогда, когда она уже не может для них ничего делать и, искалеченная или больная, падает на дно улья. Нельзя смотреть без сочувствия, как эти Божии мушки всеми силами стараются поднять свою матку со дна кверху: они спускаются, цепляясь одна за другую, на дно улья и образуют из себя лестницу в надежде, что матка по этой лестнице поднимается наверх, где ее ожидают самые усердные услуги. А если она так обессилела, что не может выбраться оттуда, то при ней остаются несколько пчелок с медом, которые кормят больную матку и согревают ее, прижимаясь к ней. И трогательно бывает видеть, как эти усердные дети не покидают матку свою даже тогда, когда она умрет: они машут над ней крылышками, как бы стараются оживить ее, и только тогда, когда увидят, что все напрасно, — с жалостным жужжанием улетают от нее. Смотря на это, невольно подумаешь: подите сюда вы, разумные люди, поучитесь у этих маленьких созданий не только их уму-разуму, их трудолюбию, бережливости, их любви к своим деткам — молодым пчелкам-выводкам, но и подивитесь их любви к матке их, поучитесь у них этой добродетели. Но ведь мы не животные, не дикари какие-нибудь, не язычники, Бога неведущие. Нам сказал Господь Бог: «Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да долголетен будеши на земли». Много-много нам писали о той заповеди великие учители ветхозаветные, много поучали нас этой заповеди святые Апостолы и всегда учила и учит Святая Матерь наша, Церковь Православная. Она учит нас, что кто почитает отца и мать, тому Господь ниспосылает Свое благословение и долгую жизнь, а кто не исполняет сей святой заповеди, того постигает Божие проклятие. Вот как поучает о сем премудрый Иисус сын Сирахов: «Чтый отца, — говорит он, — очистит грехи». Что это значит? А это значит вот что: Господь так высоко ставит любовь детей к родителям, что Он прощает нам грехи наши, если мы всей душой любим наших родителей, если усердно служим им в их немощах и старости, если для них не жалеем ничего, что только есть у нас. И слава Богу, есть много таких христиан, у которых любовь к родителям достойна удивления. Бывают случаи, когда отец или мать болеют по нескольку лет, в болезни делаются нетерпеливыми, крайне требовательными и злыми. В моей долголетней пастырской практике, рассказывает один священник, я видел такой случай. Отец, пораженный многолетним недугом, был нестерпимым мученьем для семьи. Он клял детей и внучат, злословил с утра до вечера, только и отдыхали они душой, когда были в работе, в поле или на гумне, а когда возвращались домой после целодневного труда, отец не давал им заснуть своим злословием и проклятиями. Мало того, в своей болезни он требовал себе водки и пил ее, как воду. Ему не давали, просили, умоляли его, — но он, как сумасшедший, всех бил и кусал зубами: бери, где хочешь, денег, продавай последнюю мерку хлеба, неси последний лоскут в заклад, а отцу давай каждый день вина, сколько захочет... Так лишились эти несчастные люди и скота, и всего и стали кругом в долгах. Наконец-то Господь разрешил грешную душу старика от тела. И что же? Добрый сын и невестка, столько терпевшие от него в продолжении целых шести лет, горько плакали по нем на похоронах. "Мне отрадно было, — говорил сын, — когда отец меня и бил, и бранил; ведь это не он меня бил, — болезнь у него такая была; а он все же был мне отец, и какой еще добрый отец, пока Господь не попустил на него эту болезнь". Вот не вымышленный, а действительный пример той любви к родителям, которой поучает Иисус сын Сирахов. И слава Богу, немало таких примеров можно указать среди нашего доброго русского народа. Хотя он и малограмотен, хотя, может быть, и не читал книги Премудрости Иисуса сына Сирахова, но исполняет его слово на деле: «Бояйся Господа, почтит отца, и яко владыкам послужит родившим его» (3; 7). «Чадо, заступи в старости отца твоего, и не оскорби его в животе его. Аще и разумом оскудевает, прощение имей, и не обесчести его всею крепостию твоею. Милость бо отча (оказанная отцу) не забвена будет, и противо грехов присозиждется (зачтется) тебе. В день скорби твоея воспомянет тя, как лед от зноя, тако растают греси твои» (3; 12-15). «Делом и словом чти отца твоего и матерь, да найдет ти благословение от них» (3; 8). Знает наш православный народ и то, какая сила в благословении отца и матери, и какое горе, если вместо благословения постигнет родительское проклятие. Сам Господь указал еще в Ветхом Завете на важность благословения отца перед смертью, и у нас существует добрый обычай, что родители на смертном одре благословляют своих детей. Только у тех, которые потеряли веру в Бога, нет этого святого обычая. Оставив веру, они живут как животные, и часто бывает у них, что доброго отца или добрую мать их недобрые дети обижают всячески: не только не слушают их, но и помыкают ими как своими работниками, кричат на них, повелевают ими, морят их голодом, не дают им, хотя бы и могли давать, ни одежи, ни обуви, — родители не смеют отрезать себе ломоть хлеба, выпить молока, живут у детей своих — точно в тюрьме, да и хуже тюрьмы. Бывают и такие: отец из сил выбивался, работал, построил домик, развел скотинку, во всем отказывал себе и, наконец, женил сына. Но лишь только женил, невестка начинает ссориться со стариком, делает ему всякие пакости, кричит на мать-свекровь: "Я хозяйка, а не ты!" — А сын все слышит и — ни слова жене... И чем дальше, тем хуже для стариков. Дождались бедные и того, что сын говорит отцу: "Тебе бы, отец, взять суму да идти по миру, если уж тебе работать не под силу". И слезами заливаются старики, но голод — не свой брат, идут побираться они в чужие люди, горько жалуясь на свою судьбу... "Ах, если бы нам хотя погреться на той печи, которую мы вылепили своими руками! А мы мерзнем вот, на улице..." И придет праздник, а сын не зовет отца в свой дом, не спросит его: есть ли у него чем разговеться на Пасху? Видали ли вы, православные, таких детей среди вас? А может быть, у вас есть и соседи такие? Тогда прочитайте им мое слово о той матке пчелиной, которая упала на дно улья, и о том, как детки ее, маленькие, слабенькие мушки Божии, не покидают ее до последнего издыхания, и по смерти еще плачут над нею. Прочитайте им вот это премудрое слово Иисуса сына Сирахова: «Благословение бо отчее утверждает домы чад, клятва же матерния искореняет до основания». И дальше затем: «Не славися в бесчестии отца твоего, несть бо ти слава бесчестие отца твоего» (3; 9, 10). «Коль хулен оставляяй отца, и проклят Господем раздражаяй матерь свою» (3; 16). С какою приятностью будешь есть ты, негодный сын, твой хлеб, когда вспомнишь, что отец твой в чужом углу голодный сидит? Что ж у тебя за душа, ужели покойна твоя совесть, когда ты натягиваешь на себя теплую шубу и сапоги, а твой отец и твоя мать — босы и не знают, чем прикрыться, чтобы пойти в Божий дом и заплакать, пожаловаться Богу на тебя? — Но все их слезы упадут на тебя, и знай, что не пустое слово сказано: проклятие матери разоряет домы чад до основания, — это ведь слово Божие! Не забывайтесь в своем богатстве и достатке, слезы и проклятие отца и матери — это громы небесные, которые в черных тучах висят над тобою и целым родом твоим! Но, слава Богу, братие, таких детей мало у нас на Руси. И дай Бог, чтобы таких никогда и не родилось на Русской земле. Наши русские сердца — сердца добрые. Нас воспитала добрая, кроткая мать, наша Святая Церковь Православная. Правда, бывают такие выродки, но, слава Богу, что немного их. А отчего бывают? Оттого, что родители часто бывают уж слишком добры для детей, сызмала балуют их, ни за что не наказывают, не водят их в церковь Божию, не учат Божию Закону, и живут-растут такие дети в темном невежестве, и делаются жестокосердыми для своих же родителей. Лучше, други, держать детей строже и учить их всему доброму, — и прежде всего и паче всего Закону Божиему! (Из галицкого издания "Наука" за 1886 г.) Оглавление 443. Письма к болящему другу Сии письма одного благочестивого купца (М.Г. Бреусова, скончавшегося в 1862 году) были писаны им к своему болящему другу и к печати, конечно, не предназначались. Но по своему теплому сердечному чувству, по глубине и верности истинно-христианского взгляда на болезнь могут доставить немалое утешение всякому болящему христианину, почему и предлагаем их нашим благочестивым читателям. 1. Друг мой! Я получил дорогой привет чрез вашего доброго знакомого. Разговор с ним уяснил мне ваше настоящее прискорбное настроение и в то же время показал, что за прекрасное сердце у вашего знакомца, и я радуюсь за вас, что при вашем болезненном состоянии вы можете отдохнуть душой в беседе с таким человеком. Но так как человек чаще остается один сам с собой и при нездоровии легко подчиняется грусти, то что нужно бы сделать тогда для облегчения волнующегося духа? Мне кажется, в эти грустные минуты надо припомнить себе, что тоска есть чувство врожденное человеку, и не есть болезнь, а стремление души к своему Небесному Отечеству и к Источнику жизни нашей — к Богу; надо вспомнить близкое к нам присутствие Божие; надобно сознать, что в грусти нашей любовь Божия говорит нашему сердцу, — и тогда сейчас же придет молитвенное расположение, и туча скорби разрешится благодатным дождем слез умиления, благодарности, благоговения и беспредельной преданности воле Божией. Надобно беречься только, чтобы грусть не переходила в уныние, и при первом ощущении ее возрастающей силы нужно поспешить с благодарным излиянием к Богу за жизнь, за свет, за пищу, за Промысл Его в разных случаях жизни. Нужно вспомнить, что каждая минута нашего существования есть чудо благости Божией к нам; нужно всей душой почувствовать, что в грехах наших Господь не карает нас, а посылает чувство раскаяния и этим как бы еще более приближает нас к Себе, и как добрый наставник за руку привлекает своего питомца, говоря: "Видишь, как тебе было горько после греха! Не делай же этого больше, не огорчай и Меня, и себя. Примиримся! Не бойся, Я буду с тобою, не грусти, Я не оставлю тебя, старайся быть добрым и надейся на Меня. Твое будет намерение, а исполнение Я беру на Себя. Я недаром за тебя умер..." Друг мой! Эти несколько строк — не совет и не наставление, а простое размышление на сделанный мною самому себе вопрос: что мне делать, ежели я буду грустить без видимой причины, и что бы значила такая грусть? Всем сердцем желаю вам здоровья и помощи Божией во всех ваших намерениях. Вечно преданный вам... 2. С тоскующим духом пишете вы мне, что болезнь ваша усиливается, грозит, а я, признаюсь, я больше радуюсь, нежели скорблю, о вашем нынешнем положении. Когда скорби, болезни и страх загробной участи смущают нас, тогда близ нас Господь Милосердый и Заступница наша крепкая, Пречистая Матерь Божия. Молитесь Богу и вникните лучше в вашу душу. Не болезнь и не страх смерти и желание жизни волнует нас, а привычки светские и грехи наши не дают душе нашей полной возможности предаться во всем воле Божией и лететь к Тому, Кто простирает к нам святые Свои объятия со словами любви и прошения, — к Небесному, доброму, благому, бесценному нашему Отцу, Искупителю и другу нашему, готовящему нам истинное Царство и блаженство вечное в обителях Своих, возле Себя и в обществе святых избранников Своих. С нашей стороны нужно только позаботиться, чтобы сколько можно достойнее приступить к святому соединению с любящим нас всею силою Божественной любви, пострадавшим для спасения нашего Господом Иисусом Христом. И вот я ставлю себя на ваше место, ложусь на одр болезни и, может быть, смерти. Боюсь вечности; тяжело чувствую страдания тела; с тоской безнадежной гляжу вокруг: пустота, слова безотрадные, услуги, правда, внимательные и усердные, трогающие сердце, — но недостаточные дать покой и помощь унылой душе... Требовать, просить больше того, что для меня делают, напрасно; все делается, что могут делать люди, разделяющие заботы свои между ежедневными обязанностями и исключительным моим положением... Но ожидая завтра, я прошу к себе священника для совершения надо мною Таинства Покаяния. Вся прошедшая жизнь моя быстро проносится в моем воображении, со всей ясностью и полнотой действительности. Мысленно оглядывая ее течение, я глубоко сознаю свое ничтожество, сознаю злоупотребление великих дарований Божиих, особенно ума, бесценного, Божественного дара, который я вместо прославления Божия извратил, сделал хитрым и кичливым и употребил как орудие для прикрытия и украшения низких, богопротивных плотских вожделений и падений моих... А когда, бывало, совесть обличала мои преступные деяния, я с бесовским искусством извинял их и без страха шел от греха ко греху разными видами блуда, осуждения, гордости, чревоугодия, несоблюдения праздников, постов и ожесточением сердца, не чувствующего никакого расположения к покаянию, к молитве... Как часто в своих житейских сношениях я отличался неуважением к старшим и суровым обращением с младшими, или бесстыдной холодностью! Как часто помрачал себя ветренным и блудным помышлением в храме Божием во время совершения Божественных служений, забывая святость великой и страшной Жертвы, не боясь бесценных Тела и Крови Агнца закланного, приносимых Богу Отцу за спасение отдающейся диаволу, оскверненной души моей! С непостижимым ослеплением к собственной участи я безумно губил соблазном и ближним моих, увлекая их в бездну тяжких грехов, доводя их до тяжких болезней и, может быть, преждевременной смерти и вечной погибели... И при всем этом я хорошо замечал и презрительно пересказывал грехи чужие, которым много раз сам же был первым виновником; а своих грехов не смотрел и думал, что, помолясь один раз кое-как, сделаюсь уже праведником... А что сказать еще о жестоком невнимании к нищим, меньшей братии Христовой, о своекорыстии и жадности, что сказать о пылком чтении соблазнительных книг, посещении праздных и гнусных увеселений, привычка к которым развивала во мне нерадение к своим обязанностям, побуждала в святые посты лишать себя исповеди и Причастия Святых Таин и выдумывать препятствия, происходящие от глупых светских обычаев? Что сказать о многих других грехах смертных, но забытых или помраченными очами моими невидимых в моей потемневшей, заглохшей совести? Все эти, и ведомые, и неведомые беззакония мои с плачем сердца передаю я духовному отцу своему, а вместе с ним еще и паче невидимо присущим при покаянии моем Богу Спасителю и Судии моему, Его Пречистой Матери и всем святым. С воплем сердца прошу разрешения их и с покорным смирением ожидаю от духовного отца наставления и епитимьи, какую внушит ему для меня совершитель таинства — Дух Святый. Рассуждая при этом, что при моей болезни слабость сил моих не дозволит мне выполнить достаточную по грехам моим епитимью, я прошу духовного отца моего совершить надо мною таинство Елеосвящения, которое, по неизреченному к нам милосердию Божию, в случае болезни нашей или мало остающегося нам времени жизни благодатным действием Святаго Духа восполняет для нас недостаточность нашего покаяния (этому учит святитель Димитрий Ростовский в своем "Катехизисе"). Когда вы исполните эти святые, всеоживляющие и благодатно-радующие таинства, я смиренно прошу у вас, ради Бога, уделить моей грешной душе хотя малейшую частицу того божественного и сладкого, трепетного нетерпения, тех чистых, святых слез покаяния, той ангельской легкости и радости в душе, с которыми вы будете ожидать пришествия к вам дорогого Небесного Гостя, Отца, Брата, Друга, Благодетеля, Жениха души вашей, с радостными объятиями приемлющего вас, как чадо Свое милое и любимое, облекающего вас одеждою нетления и святостью Небесного существа Своего; позвольте хоть мыслию повторить за вами: «Верую, Господи и исповедую, яко Ты ecu воистину Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз!»
Категория: ЭТО ИНТЕРЕСНО | Добавил: CIKUTA (07.12.2017)
Просмотров: 16
 
ПОДЕЛИТЬСЯ / РАЗМЕСТИТЬ НА СВОЕЙ СТРАНИЦЕ СОЦ СЕТИ

Всего комментариев: 0
avatar

ВАШ КОММЕНТАРИЙ / YOUR COMMENT | ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦ СЕТЬ / SIGN IN VIA SOCIAL NETWORK
ПОИСК
ВХОД НА САЙТ
БАННЕР
СОЗДАНИЕ БАННЕРОВ


ВСЕХ ВИДОВ И ТИПОВ
ОТ ПРИМИТИВА
ДО ЭКСКЛЮЗИВА
НОМИНАЦИЯ

 НОМИНАЦИЯ 
ДЛЯ РЕФЕРАТОВ

Жизнь / Рождение / Смерть / Пространство / Место / Материя / Время / Настоящее / Будущее / Прошлое / Содержание / Форма / Сущность / Явление / Движение / Становление / Абсолютное / Относительное / Абстрактное / Конкретное / Общее / Единичное / Особенное / Вещь / Возможность / Действительность / Знак / Знание / Сознание / Означаемое / ОзначающееИскусственное / Естественное / Качество / Количество / Мера / Необходимое / Случайное / Объект / Субъект / Самость / Человек / Животное / Индивид / Личность / Общество / Социальное / Предмет / Атрибут / Положение / Состояние / Действие / Претерпевание / Понятие / Определение / Центр / Периферия / Вера / Атеизм / Априорное / Апостериорное / Агент / Пациент / Трансцендентное / Трансцендентальное / Экзистенциальное / Добро / Зло / Моральное / Нравственность / Прекрасное / Безобразное / Адекватное / Противоположное / Разумное / Безумное / Целесообразное / Авантюрное / Рациональное / Иррациональное / Здоровье / Болезнь / Божественное / Дьявольское / Чувственное / Рассудочное / Истинное / Ложное / Власть / Зависимость / Миролюбие / Конфликт / Воля / Потребность / Восприятие / Влияние / Идея / Философия / Гармония / Хаос / Причина / Следствие / Игра / Реальное / Вид / Род / Внутреннее / Внешнее / Инструмент / Использование / Цель / Средство / Модель / Интерпретация / Информация / Носитель / Ирония / Правда / История / Миф / Основание / Надстройка / Культура / Вульгарность / Либидо / Апатия / Любовь / Ненависть / Цинизм / Надежда / Нигилизм / Наказание / Поощрение / Научность / Оккультизм / Детерминизм / Окказионализм / Опыт / Дилетантизм / Отражение / Этика / Парадигма / Вариант / Поверхность / Глубина / Понимание / Неведение / Предопределение / Авантюра / Свобода / Зависимость / Смысл / Значение / Структура / Материал / Субстанция / Акциденция / Творчество / Репродукция / Теория / Практика / Тождество / Различие 
 
ХРАМ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ
Храм Святой Троицы
HRAMTROITSA.RU
ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКАЯ 
ЕПАРХИЯ
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ 
ЦЕРКОВЬ


Контакты :
Адрес Епархиального
управления:
153000 Иваново,
ул. Смирнова, 76
Телефон: (4932) 327-477
Эл. почта:
commivepar@mail.ru
Для официальной:
iv.eparhiya@gmail.com
Епархиальный склад:
Телефон: (910) 668-1883
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

МИТРОПОЛИТ ИОСИФ
НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ
РАССКАЗАТЬ О ПРОБЛЕМЕ
 
 
ОТПРАВИТЬ ПИСЬМО
 
 
ГИПЕРИНФО ПУБЛИКУЕТ
ВСЕ ОБРАЩЕНИЯ.
МЫ ЗНАЕМ !!!
КАК СЛОЖНО
ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ
ОТ ЧИНОВНИКОВ
 
 
НЕ МОЛЧИТЕ!
"СТУЧИТЕ, И ОТВОРЯТ ВАМ" -
СКАЗАЛ ХРИСТОС.
С УВАЖЕНИЕМ К ВАМ
АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА.
 
 

     
     
     
     


 
 



   HIPERINFO © 2010-2017  03:22 | 11.12.2017