0001-FF-022.png (200×25)  


 
 
   ГЛАВНАЯ | | ВХОД ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС Гость | RSS   
MENU SITE
ИЩУ РАБОТУ
ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ
ВАШЕ МНЕНИЕ
Я ВИЖУ СЛЕДУЮЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ РФ
Всего ответов: 1706
ПАТРИАРХИЯ
РУССКАЯ
ПРАВОСЛАВНАЯ
ЦЕРКОВЬ

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ

119034, Москва, Чистый пер., 5
Телефон: (495) 637-43-18
E-mail: info1@patriarchia.ru
САЙТ: PATRIARCHIA.RU
СТАТИСТИКА
ОНЛАЙН: 11
ГОСТЬ: 11
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ: 0

   
ГЛАВНАЯ » СТАТЬИ » ЭТО ИНТЕРЕСНО

Троицкие Листки (59)
264. За кого умер Господь наш? Умереть Сыну Божьему для спасения человека, что мог бы Он сделать, как Всемогущий, и без этого, иным каким-либо образом, — в сем уже видно крайнее снисхождение Его к человеку; умереть Ему смертью, которая соединена с таким поруганием и унижением, с такими ужасными муками тогда, когда Он мог бы умереть обыкновенной смертью без всякого поругания и мучений, — в сем видно Его крайнее долготерпение; но оказать столь великое снисхождение, такое беспримерное долготерпение человеку, который был врагом Его, — о, это могла сделать только Его бесконечная любовь!.. Братья! Когда Господь наш пострадал, распялся и умер за нас, ведь тогда мы, все люди, еще не почитали Его за Бога, мы, люди, поносили имя Его, презирали закон Его, служили иным богам, и никакой добродетели не делали! Говорю о всех людях, о грешниках всех времен и народов: мы, грешники, утопали во всякой злобе, за что и достойны были гнева Его, повинны вечной муке, как грешники: «яко еще грешником сущим нам Христос за ны умре», — говорит Апостол Христов (Рим. 5; 8). Умереть отцу за сына, или сыну за отца, или же сроднику за родного человека — сего требует сама природа, это, конечно, когда-нибудь да бывало между людьми. Умереть друг за друга — сего требует дружба, и это закон такой любви, какой выше нет на земле, по слову Самого Спасителя: «больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15; 13). И между людьми бывают примеры такой дружбы. Но чтобы умер кто-нибудь за врага своего — этого не требует ни природа, ни дружба; этого у людей еще не бывало, и примеров тому нигде не слыхано. Но это было, это совершилось в нашей вере Христианской: потому что Господь наш умер за нас — за врагов Своих! Поистине это — любовь превыше естества, любовь паче слова и паче разума, — это любовь воистину Божественная! «Составляет же Свою любовь к нам Бог», свидетельствует Апостол Павел, «яко еще грешником сущим нам Христос за ны умре!» Это такое благодеяние, за которое никогда не отплатить нам по достоинству, хотя бы каждый из нас имел сто жизней, и за любовь Христову все их отдал на смерть, — хотя бы мы жили по тысяче лет, и за любовь Христову все это время носили тяжкий крест! Да и тогда, сколько бы мы ни страдали — все же бы мы страдали не за врага, а за Христа, нашего Благодетеля, а Он, Господь наш, сколько ни страдал — все страдал за нас, Своих же врагов!.. И при всем том, в уплату за жизнь Свою, которую Он за нас положит, не требует Он от нас жизни нашей: — за свою кровь, которую Он ради нас излиял, не требует от Он крови нашей: нет, Он требует от нас за всю Свою любовь — только одного — нашей любви!.. Но увы! И сего Он не получает от нас — грешников, не получает Он, величайший Благодетель и Бог наш! О как же мы слепы, когда вовсе не видим толикого Его благодеяния? Как мы неблагодарны, когда не хотим и знать сего благодеяния? Как жестокосердны, когда самая любовь Божья не может умягчить наши окаменевшие сердца!.. —Други мои! Ведь только бесы, одни бесы так упорны во зле — вечные враги Божьи, и никогда не будут Его друзьями. А мы — не бесы; но — можно ли назвать нас и людьми? Увы! Мы, окаянные, со своими грехами стали каким-то уродами, составленными из естества человеческого и от мнения бесовского, потому что мы всегда можем быть друзьями Божьими, но никак не хотим того!.. Пусть Бог для нас человеком стал, пусть Он за нас пострадал, пусть распялся, пусть умер, пусть всю кровь Свою за нас пролил — мы не хотим Его иметь другом своим!.. И если бы Он еще тысячу раз за нас столько же пострадал и опять умер: что нам до того? Мы не хотим Его иметь своим другом!.. Не те ли вот теперь дни, когда святая Церковь вспоминает Его страдания, Его распятие и смерть? Но кто же из нас кается истинно, кто плачет горько, как каялся и горько плакал Петр? Кто исповедуется от сердца, как исповедался разбойник на кресте? «Помяни мя, Господи, — взывал он, — егда приидеши во Царствии Твоем!» (Лк. 23; 4). Напротив: разве мало между нами таких, которые ради денег готовы продать Христа подобно Иуде? Разве мало таких, которые из-за выгод мирских готовы предать Его на смерть, как предал Пилат? Которые всякими грехами распинают Его на кресте как жиды? Или разве нет таких, которые только того и ждут, пока Он воскреснет, чтобы снова Его ко кресту пригвоздить своими беззаконными делами? Но ведь на это и самые жиды не дерзнули! А у нас, Христиан, что бывает? Что мы видим даже в эти святые дни страстей Господних? Христос висит на древе крестном, а вон — тот Христианин не хочет расстаться со своею блудницей!.. Другой с ней расстался, но лишь затем, чтобы опять ее взять к себе, как только пройдут сии великие дни... Тот не хочет возвратить чужого, этот еще не простил своего врага... Иной еще не сознался в своем преступлении, а другой, хотя и сознался, и духовному отцу покаялся, а все же спешит возвратиться на свой прежний грех... Что же для него страдания Христовы? — Да ничего! — А кровь Христова? — Да он попирает ее.. — Но ведь Христос для того и умер, чтобы сделать себе друзьями врагов Своих, чтобы спасти всех грешников? Неужели же они не хотят Его иметь своим другом? — Не хотят!.. Жестокосердные, нераскаянные грешники! Если уж вы не хотите иметь Христа своим другом, то имейте Его по крайней мере за своего врага! Вот посмотрите же теперь на Него, порадуйтесь, — посмотрите на Него вы, мужчины, посмотрите вы, женщины, посмотрите духовные и мирские, богатые и убогие, взгляните на Него все!.. Ужели вы желали бы, чтобы Он еще больше был поруган, еще больше измучен, нежели каким Его видите теперь? Ведь вам бы самим надлежало так пострадать, да и тем вы не удовлетворили бы правде Божьей, а еще повинны были бы вечной муке! А вот Он все вытерпел, чтобы вам ничего не терпеть. Он взял на Себя весь долг ваш, и расплатился за него Своей кровью! Он понес тяготу гордых помышлений ваших в Своем терновом венце, Он понес ваше злосердечие — в прободенном ребре, ваши обиды и хищения, — в пригвожденных руках, все ваши нечистоты греховные в членах избитого тела... Всю тяжесть грехов наших Он вознес на древо крестное, а нас грешников все еще не может считать Своими!.. Какова же Его любовь, которая заставила Его умереть за врагов Своих! И какова же наша к Нему неблагодарность, когда мы не хотим стать Его друзьями!... О, конечно, эта неблагодарность уязвляет голову Его больше тернового венца, прободает Его сердце острее копья, терзает Его мучительнее гвоздей, огорчает Его горче желчи, мучит тяжелее креста!.. Ведь Он видит, что виновник Его страданий и смерти человек — создание рук Его! Ведь мы распяли, мы, грешники, умертвили Спасителя нашего! Горе, великое горе нас ждет, если мы не покаемся! Придет время, когда мы увидим Сего нынешнего Мертвеца — страшным Судьей живых и мертвых, грядущего со славой и силой многой. Не навсегда закрылись сии уста: придет время, и сии очи возгорятся страшным пламенем гнева Божественного, сии руки вооружатся стрелами правды Божьей, — сии уста как громом поразят грешников: «Идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованый диаволу и аггелом его...» О сладчайший наш Иисусе! Ведаю, что любовь Твоя —пучина безмерная. Поистине велика наше неблагодарность к Тебе! Но потерпи еще немного Своим обычным долготерпением, с каким Ты крест потерпел; позволь мне повторить за Тобой — повторить одно только слово сострадательнейших уст Твоих: «остави им!...» Остави, прости всем нам грешникам! Если были мы доселе Твоими врагами, то отныне Твоею благодатию будем если уж не друзьями — ибо сего мы недостойны, — то верными рабами Твоими! И с сим упованием лобзая ныне пречистые язвы ног Твоих, умоляем Тебя: едва сошедши с креста, тогда прииди и пригвоздись в сердцах наших, да будешь неразлучен с нами как здесь на земле, так и в Небесном Твоем Царствии. Аминь! (Из "Поучительных Слов в Великий Пяток" святителя Илии Минятия) Оглавление 265. Пасхальное Евангелие Никогда Святое Евангелие не читается с такой священной торжественностью, как на литургии в первый день святой Пасхи. В этот светлый праздник оно читается всеми священнослужителями, на разных языках, и в алтаре, и в разных местах храма, причем первый диакон становится лицом к востоку, второй — к западу, третий — к югу, четвертый — к северу, а на колокольне во все время чтения бывает перезвон, оканчивающийся трезвоном во вся. Сия торжественность изображает, что во всю землю, всем народам проповедано Евангелие о Христе Спасителе, и ему с благоговением внимает небо и земля. О чем же благовествует нам возлюбленный ученик Христа, сын громов, святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов? Он возвещает великую тайну Божества Христова, говорит о том, что Воскресший из мертвых Спаситель наш есть Сын Божий, прежде всех рожденный от Отца, что Им сотворено все, что Он — наша жизнь, наш свет и спасение... Преклоним же ухо сердечное к таинственным глаголам друга Христова: Он — зритель неизреченных откровений и сказатель вышних Божиих тайн; вонмем! От Иоанна Святаго Евангелия чтение! «В начале бе Слово», — в начале, когда мира еще не было, когда не было и времени, когда от вечности пребывал единый Предвечный и Безначальный Бог, тогда уже было — от вечности пребывало — Безначальное Слово Божие, предвечно, прежде всех веков и времен, бесстрастно, непостижимо рождаемый от Отца Единородный Сын Божий. «И Слово бе к Богу», — сие Слово — Сын Божий — всегда от вечности было и пребывает у Бога Отца, неразлучно с Ним и неслиянно, как второе Лицо Достопокланяемой Троицы. «И Бог бе Слово», —Слово Божественное всегда было и есть Бог, единый по существу, по Своему Божеству с Богом Отцом. У людей прежде отец, потом сын; но не так у Бога: Сын от Отца, но не после Отца. «Сей бе искони к Богу» — Оно, Слово Божие, Сын Божий всегда было у Бога, всегда неразлучно пребывает с Отцом, и как солнце нельзя представить без сияния, так нельзя представить Бога Отца без Сына. «Вся Тем быша» — все, что на небе и на земле, видимое и невидимое, все чрез Него произошло, как равносильного Отцу, «и без Него ничтоже бысть, еже бысть» — без Него не начало быть ничто, что произошло, что имеет начало, кроме Безначального Духа Святого. «В Том живот бе» — в Нем была и вечно пребывает жизнь, Он Сам — Источник жизни для всего живущего, всему дал жизнь и хранит ее Своей всемогущей силой. «И живот бе свет человеком» — сия жизнь — Сам Он, Жизнодавец — был светом для всех человеков, светом, который открывает людям Отца Небесного и согревает их самих Своей благодатью. «И свет во тме светится», — светится с самого сотворения мира, и в Богоявлениях ветхозаветным праотцам, и в законе Моисеевом, и в пророчествах о Нем Самом, нашем Спасителе, — и разгоняет сей свет тьму идолопоклонства языческого, тьму всякой лжи, которая охватила грешный род человеческий, — светится, «и тма его не объят» — не одолела, не затмила, не погасила: настало время и сей свет осиял всю вселенную, когда явился на землю Сын Божий, Свет от Света, Отчее сияние. Ему предшествовал величайший из пророков, Его Предтеча: «бысть человек послан от Бога, имя ему Иоанн. Сей прииде «— пришел к народу Еврейскому, пришел ко всем людям «во свидетельство, да свидетельствует о Свете» — о Сыне Божием воплотившемся, пришел перстом указать на Него людям, «да вси веру имут» ему — чтобы все уверовали через него в Спасителя мира, и если не все действительно уверовали, он не повинен в том, как нельзя винить солнце, если человек скрывается в темном месте от его сияния. Сам Иоанн не был светом — «не бе той свет», — он светил не своим светом, а Христовым, но он послан был, «да свидетельствует о Свете. Бе» — от вечности был, как и вечно будет единый Свет истинный, вечно сияющий Светодавец, «Иже просвещает всякаго человека, грядущаго» — рождающегося «в мир». Он дает каждому человеку разум для различения добра от зла, света от тьмы, просвещает ум человека Своей благодатью, и если человек не пользуется этими дарами, то омрачает и губит сам себя. Сей Свет вечный, Слово и Сын Божий «в мире бе» — с самого сотворения мира, как вездесущий Бог постоянно пребывал в мире, сохраняя мир и просвещая людей законом совести их, «и мир Тем бысть» — мир через Него же произошел, и — несмотря на все это, —«мир Его не позна» — вовсе не знал. Тогда «во своя прииде» — пришел Он во плоти к народу Еврейскому, Богом избранному, «и свои Его не прияша» — не приняли, как бы следовало, отвергли и распятию предали. «Елицы же прияша Его» — тем, которые в Ветхом Завете ожидали, а в Новом — приняли Его с верой, «даде им область» — право и власть «чадом Божиим быти, верующым во имя Его», — если только сами они захотят воспользоваться этим правом и заслужат эту высокую честь сыновним послушанием Его святым заповедям. Тогда они соделаются чадами Божиими по благодати, «иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога» — водой и Духом Святым в Таинстве Крещения «родишася». И сие предвечное, невидимое, непостижимое «Слово» и Сын Божий — «плоть бысть» — воплотилось, восприяло человеческое тело и разумную душу, стало человеком и, не преставая быть Богом, «вселися в ны», обитало с нами, среди нас, и мы, Его апостолы, и все верующие в Него, «видехом» — видели не верой только, но и телесными очами «славу Его» во всем, что Он делал и говорил, но особенно в Его Преображении, Воскресении и Вознесении. Мы видели Его «славу яко Единороднаго от Отца», какой не может иметь ни Пророк, ни Ангел, никакое создание, а только Единородный — единый истинный по естеству (по природе) Сын Бога Отца — Господа славы, «исполнь» — исполненной «благодати» — милосердия, любви, и истины, — ибо до Его пришествия в мир были только образы и тень истины, а Он — сама Истина. И вот, Его Предтеча «Иоанн свидетельствует о Нем» — по откровению от Бога удостоверяет всех, и «воззва глаголя» — всенародно, во услышание всех говорит: «Сей бе, Егоже рех» — Сей был Тот, о Котором я сказал: «Иже по мне грядый» — Идущий за мной, явившийся после меня, «предо мною бысть» — стал впереди меня, выше и сильнее меня, я не достоин быть последним рабом Его, не достоин развязать ремень Его обуви, «яко первее мене бе» — потому что Он, как Безначальный Вечный Бог был прежде меня. «И от исполнения» — от полноты Божества Его мы вси — верующие в Него — «прияхом и благодать возблагодать»— всю полноту даров Его благодати. И в Ветхом Завете люди праведные получали сии дары, по вере в грядущего Спасителя, но не в такой полной мере, ибо тогда была только тень Новозаветной благодати, «яко закон Моисеом» — рабам Божиим «дан бысть», и закон сей, поражая проклятием того, кто нарушал его, не давал силы исполнить его; «благодать же и истина» — Самим Господом «Иисус Христом бысть» — произошли от Христа, и потому сия благодать может снять с человека проклятие закона, примирить его с Богом, простить и очистить грехи, и дать силы исполнить закон Христов. Ибо Христос — не есть раб Божий, а Сам Царь Небесный, действующий полновластно. (Изложение Евангелия от Иоанна, гл. 1, ст. 1-17) Оглавление 266. Заветы наших святых первоучителей Тысяча лет минуло, как почил от трудов своих святитель Мефодий, который с братом своим Кириллом много потрудился для просвещения наших предков, славян, светом Христова Евангелия. Всего лучше почтить память сих святых тружеников, воспомянув их святое учение, их отеческие наставления и заветы. "Константин, или Кирилл, говорится в житии их, был в Писании Божественном зело искусен и в слове силен, а потому он больше состязался с врагами истинной веры, Мефодий же споспешествовал ему своей Богоугодной молитвой". От Кирилла осталось даже исповедание веры, и в житии больше записано наставлений Кирилла, чем Мефодия. Предлагаем здесь краткое изложение сих наставлений и исповедания веры наших святых учителей, ибо оба святые брата, по словам самого святого Кирилла, были, "яко два вола едину бразду тяжущая". Бог наш есть как бы пучина морская, широты и глубины безмерной, непостижимый умом и неизреченный глаголами человеческими, как сказал о нем Пророк Исаия: «род Его кто исповесть?» (Ис. 41; 8) и святой учитель Апостол Павел взывает: «о глубине богатства премудрости разума Божьего, яко неиспытаны судове Его и неисследовани суть путие Его»! (Рим. 11; 33). В сию пучину многие входят, старающиеся взыскать Бога; те, которые сильны смиренным умом, приемлют помощь от Самого Господа и безбедно обретают себе богатство разума и спасения, но слабые умом, по своей самонадеянности лишившиеся помощи Божьей, как бы в гнилых кораблях, покушаются переплыть сию пучину, и не в силах будучи, одни потопляются, впадая в ересь и заблуждения; другие же с трудом едва отдышат, волнуемые сомнением и изнемогая леностью душевной (Жит. Св. Росс. Церкви, февр., с. 151). Божественная Троица — Отец и Сын и Дух Святый не три Бога, но три Лица в едином Существе Божьем (с. 152). Мы видим на небе солнце: вот образ Святой Троицы. Как круг солнечный не имеет ни начала, ни конца, так и Бог безначален, бесконечен; как от солнца исходит свет и теплота, так от Бога Отца рождается Сын и исходит Дух Святой. Свет солнечный освещает всю поднебесную, так и Сын Божий, от Отца рожденный, явился в мир и просвещает всякого человека. Как теплота солнечная согревает землю, так и Дух Святой животворит всех верующих Своей благодатью. Как нельзя отделить от солнца его света и теплоты, хотя самый круг солнца есть одно, его свет — другое, а теплота — третье, так и Пресвятая Троица, хотя и в трех Лицах, но есть единый Бог (Чет. Мин., мая 11). И праотцу Аврааму явился Бог у дуба Мамврийского в трех Лицах, ибо Авраам увидел трех мужей, перед ним стоящих, и поклонился до земли, говоря: Господи, если обрел я благодать перед Тобой, не минуй раба Твоего. Итак, не трех ли мужей видит Праотец? Но он беседует как бы с одним, ибо познал праведный муж сей Единого Бога в трех Лицах (Ж. Св. Р. Ц., стр. 153). Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца и Господа всем видимым и невидимым, безначального, неизменного, бесконечного, и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Единородного, безначально и прежде всех веков от существа Отца воссиявшего; и во единого Духа Святого, от единого Бога Отца исходящего, с Отцом и Сыном благословимого и славимого. Исповедую также, что единый от единосущной Троицы, Господь наш Иисус Христос и Бог наш, Свет от света, неизменное подобие Отца, пришел во плоти на землю, движимый неизреченным человеколюбием и милосердием; Он не потерпел зреть род наш до конца порабощенным лютому мучителю, но, по благословению Отца и по содействию Пресвятого и Животворящего Духа, нимало не отступив Отеческой славы, волей снизшел во смирении и воплотился от Святого Духа и от Пресвятой и славной по истине Богородицы и Приснодевы Марии, и стал по всему Человеком, кроме греха. Вольным страданием по плоти, животворящей смертью и Боголепным воскресением Он победил смерть и избавил нас от насилия невидимого врага нашего, обновил естество наше и возвратил в первое достоинство (Воскр. Чт. IV, 408 и далее). Если бы Христос Господь наш был простой человек, то зачем было бы Духу Святому сходить в утробу девическую для зачатия человека? (Ж. Св., стр. 153). Не дивись и сему, что утроба Девы вместила Бога, на Которого никто и взирать не может. Не почтешь ли безумным того, кто бы сказал, что первый сановник не может принять в дом свой царя и угостить его, когда и каждый последний раб может это исполнить? А что в поднебесной досточестие из всех видимых тварей? Конечно, человек, потому что он создан по образу Божьему и почтен разумной душой. Итак, не безумны ли те, которые говорят, что не может вместиться в человеке Бог, когда вмещался Он и в купине вещественной, и в облаке и в буре являлся Моисею, Иову и Илии, как о том свидетельствует Святое Писание? И что же дивного, если вместился Он в честнейшую из одушевленных тварей, когда хотел явиться на земле, чтобы исцелить от язвы смертного человека? Может ли один болящий исцелить другого? И род человеческий от кого другого мог исцелиться, если не от Самого Творца? Посему и Господь Иисус Христос восприял человеческое естество и воплотился от Девы, как сие было предсказано у Пророка: «се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог» (Ис. 7; 14) (стр. 165-166). Бог по естеству, Единородный Сын и Слово Бога Отца, рожденный от Него прежде веков неизреченно, всецело восприял нашу плоть и кровь, — будучи совершенным Богом, Он стал и совершенным человеком, почему и родившую Его называем истинно и точно Богородицей; потому что рожденный прежде от Отца без матери, безначально, потом родился от Матери без отца. По Божеству не терпел Он страданий, и творил чудеса; но принимал страдания по человечеству, принимал страдания человеческие. Преданные грехом, мы искуплены честной кровью Его; Он примирил с земным небесное и устроил единую Церковь и собор Ангелов и человеков на небеси и на земле. Вочеловечившись, пребыл Богом, и в Божественной славе — человеком — един вкупе Бог и человек — Еммануил. Так мы славим честную и спасительную тайну воплощения Христова. Почитаем также и лобызаем святые иконы и изображения, показующие нам все Евангельские повести и напоминающие то, что соделано для нас Спасителем. Мы издревле сие приняли и сохраняем принятое от отцов; мы благоговейно почитаем иконы, а не совершаем им божеского служения и поклонения, — да не будет того, что подобает единому Богу, Владыке всех! Ибо все, наученные Божьим Духом, видят различие чести: какую честь и какое поклонение прилично воздавать Христу Богу нашему, и какая честь прилична святым иконам; и видят, что от сих икон должно возносить почесть к первообразу того, чье тело изображено на них. И я почитаю честные иконы Пресвятой и Пречистой Владычицы, истинной помощницы нашей и Приснодевы Богородицы Марии, без семени, неизреченно, и выше всякой мысли родившей по плоти Господа Иисуса Христа, Бога нашего; также святых Ангелов, святых и славных Апостолов и мучеников и всех других святых, угодивших Ему от века, как и Никейский святой и великий Собор благоверно и Богоугодно предал, и прочие благоверные и Вселенские Соборы утвердили. Совершаю также и честные памяти их. Тако исповедую я свою веру с Мефодием, присным братом моим и поспешником в Божьей службе. В сей вере состоит спасение и упование, и сию предаем мы ученикам своим, да тако веруя спасутся: в страшный же день судный паки предадут нам веру оную — истину, неизменну, совершенну, ставши одесную страну перед Иисусом Христом Господом, истинным Богом нашим, Коему слава во все века. Аминь. (Воскр. Чт. IV). Оглавление 267. Уроки нашему времени Святые первоучители наши, равноапостольные Кирилл и Мефодий учат нас и ныне, через тысячу лет по своей кончине, как учили при жизни своей, — учат и словом назидания, и примером святой своей жизни. Не даром святой Кирилл, еще в детстве, видел сон, будто он избрал себе в спутницы жизни прекрасную девицу, имя коей было София. Греческое слово София по нашему значит "премудрость", и его добрые родители, которым он рассказал свой дивный сон, уразумели, что Господь хочет дать их сыну премудрость Божественную, и потому внушали ему уроки премудрого Соломона: сын, чти Господа, храни заповеди, напиши их на скрижалях сердца твоего, назови премудрость сестрой твоей, и мудрость да будет с тобой всегда. И отрок возлюбил премудрость, и вместе с братом своим Мефодием стал премудрым учителем и Апостолом для неведущих Бога славянских народов. Много поучительного представило нам их житие; но из многого возьмем немногое, остановимся размышлением только на тех уроках, которые ближе подходят именно к нашему времени, и потому особенно теперь поучительны для нас. Вот молодой, двадцатичетырехлетний юноша Константин (мирское имя Кирилла) идет на берега далекой реки Тигра, в Багдад, славную тогда столицу сарацинов, чтобы там защищать святую веру православную пред надменным халифом сарацинским. Он вступил в жаркий спор с учеными последователями лжепророка Магомета: хитрые сарацины стараются уловить его в каждом слове... "Христос велел вам молиться за врагов, — говорят они, — а вы изощряете меч и идете воевать против них; почему же не слушаете своего Христа?" — Остановимся на минуту. Не те же это речи, какие приходится слышать и в наше время от разных суемудров? Не говорят ли и теперь: "Война есть зло, значит воевать грешно, и военная служба— дело Богу противное!..." Послушаем же, что отвечал на такие речи наш святой первоучитель. "Правда, — сказал он, — Христос велел нам молиться за врагов и добро им творить; но Он же изрек нам: «больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15; 3). Вот почему каждый из нас должен терпеть обиды от своих личных врагов и молиться за них; но каждый же обязан и защищать ближнего от обиды; вот почему мы и полагаем души свои на брани за ближних своих!" Святая истина! Счастливы вы, Христолюбивые воины, полагающие живот свой на поле бранном за веру православную, за царя Богом венчанного, за дорогое отечество! Не смущайтесь толками тех неразумных людей, которые сами же первые стали бы искать защиты у вас, если бы им угрожала смерть от меча вражьего; если и падете вы на поле брани, ведайте, что на небе вам уготован венец со святыми мучениками! Но послушаем еще мудрого нашего учителя. После долгих прений пристыженные мудрецы сарацынские спросили его: "Где ты научился такой премудрости?" — Притчей отвечал им мудрец Богопросвещенный: «Один человек зачерпнул воды в море, несет ее в кожаном мешке и хвалится всякому встречному: "Ни у кого нет такой воды, какая у меня!" Но вот встречается ему прибрежный житель, и на его похвальбу говорит ему: "Чего ты хвалишься своей водой, которая уже испортилась у тебя в мешке? А у нас, приморских жителей, вот — целое море перед глазами!" — Не подобны ли и вы этому человеку?» Так говорил святой Константин своим совопросникам. Ведь вся мудрость Богопознания от нас произошла, и притом за много столетий до вашего закона!..." Вот новый урок суетным мудрецам нашего времени! В самом деле: прочитает человек какое-нибудь место в Священном Писании, начнет толковать его по-своему, как ему вздумается, да и хвалится, что он один только познал истину, что никто другой до нее не додумался! Бедный, он в своем самообольщении, в своем самомнении и знать не хочет, что по слову того же Священного Писания, только Церковь — одна «Церковь есть столп и утверждение истины» (1 Тим. 3; 15), что в ней одной, в ее святом учении можно найти непогрешимое истолкование самого слова Божьего, потому что в нее, как в сокровищницу, по слову святого Иринея, Апостолы положили все, что принадлежит истине, что нам нужно для спасения, и кто Церкви не слушает, тот, на суду Самого «Христа — язычник и мытарь» (Мф. 28; 17). Поистине сии суемудрые лжеучители подобны тому хозарину, который хвалился пред святым Константином, что он не нуждается в книгах, потому что "из персей износит премудрость, которую всю поглотил". Но что услышал в ответ сей поглотивший всю мудрость философ? — "Если ты встретишь человека обнаженного, который будет хвалиться, что у него много одежды и целые груды золота: поверишь ли ему, когда он сам в наготе?" Не то же ли можно сказать и нынешним лжеучителям: вы хвалитесь, что все Священное Писание знаете, и в церковном толковании не нуждаетесь: но кто поверит вам, что вы понимаете Писание правильно — именно так, как разумели его святые Апостолы и их преемники — мужи, Богом прославленные? Разве вы лучше святых мужей Апостольских; разве умнее вселенских учителей и святителей, которые ближе нас с вами жили ко временам Апостольским, да и по духу, по жизни святой несравненно ближе нас стояли к ним? Им мы и верим, в их писаниях ищем и находим истинное истолкование слова Божьего, потому что они знали больше нас грешных и уже конечно такой путь верней ведет к спасению, чем свои мудрования. Но вот и еще слышится голос святых наших учителей. "Мы почитаем, — вещают они, — святые иконы, как издревле благоверно приняли сие от отцов, — почитаем честные иконы Пресвятой и Пречистой Владычицы, истинной помощницы нашей и Приснодевы Богородицы Марии, иконы святых Ангелов, славных Апостолов и мучеников и всех других святых, как святой и великий седьмой Собор Вселенский благоверно и Богоугодно предал нам". Как утешительно, братья, нам, православным, повторить сии слова наших просветителей! Слава Богу! И мы почитаем благочестно иконы святые, как почитали они; мы храним святой завет наших святых Богомудрых учителей! Но каким грозным укором эти слова должны отозваться в сердцах тех неразумных собратий наших, которые дерзают кощунственно называть святые иконы — идолами, а нас идолопоклонниками! — Братья!... слышите ли слово наших учителей? Мы свято блюдем слово сие; а вы — где, у кого научились вы своим мудрованиям? Зачем отрекаетесь от учения наших равноапостольных просветителей? Или для вас приятнее быть последователями какого-нибудь Лютера, чем учениками блаженных наших отцов Кирилла и Мефодия? Вразумитесь други, не губите душ своих! Слышите, что говорят наши Богом данные учителя? "Сию веру предаем мы ученикам своим, да тако веруя спасутся; в страшный же день судный паки предадут нам оную истинной, неизменной, совершенной, став одесную страну пред Иисусом Христом Господом, истинным Богом нашим". Убойтесь же, братья, сего суда страшного, убойтесь ответа, который потребуют от вас наши первоучителя и веруйте так, как учили нас святые Кирилл и Мефодий. Нужно ли говорить, как обличали и ныне обличают святые учителя наши всех держащихся римского или латинского мудрования? Они сами переложили на славянский язык все Священное Писание, дабы каждый мог читать его во славу Божью: а папы римские вовсе запрещают мирянам читать Святую Библию; святые братья — учителя наши, перевели на церковно-славянский язык книги Богослужебные, дабы и на сем языке славилось имя Божье, и это подтверждали, при их жизни, сами папы римские, — а теперь все славяне латинского исповедания лишены утешения слушать службу Божью на родном языке и слушают мессу латинскую... Могут ли они, бедные наши братья по крови, изменившие Православию ради католичества, могут ли они назвать себя учениками Кирилла и Мефодия, когда у них не слышно даже святой литургии на том языке, на котором совершали ее святые братья — наши просветители, на котором мы и доселе, по милости Божьей, слышим ее в наших храмах православных? О, святые наши учителя и отцы по вере во Христа! Помолитесь милосердному Господу, да соберет Он всех единокровных братий наших под сенью Православной Церкви, да утвердит их сердца в православии и единомыслии, да будем все едино с вами о Христе Иисусе Господе нашем, Ему же слава во веки, аминь! (Из жития святых первоучителей наших Кирилла и Мефодия) Оглавление 268. Надгробное Евангелие «Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть!...» Болит, томится бедное сердце человека, когда видит он милых, дорогих ему людей во гробе — безгласных, бездыханных, не имеющих ни вида, ни доброты! О смерть! Как горька память твоя земнородным! Семь тысяч лет царишь ты на земле, а земнородные и доселе не мирятся, никак не могут помириться с тобой, и доселе плачут и рыдают, когда о тебе помышляют!... Но тогда как неверующий с ужасом смотрит на смерть, не видя по ту сторону гроба ничего, кроме мрака отчаяния, — для верующего во Христа там сияет светлая надежда вечной жизни в райских обителях Отца Небесного, и в этой надежде находит отрадный покой и сладостное утешение скорбящее сердце осиротевшего Христианина, при виде родного гроба. А Святая Церковь, как нежная мать, является к нему со своими утешениями: и как умилительны ее надгробные песнопения, как трогательны ее псалмы, каноны и стихиры при погребении усопших ее чад! Все они дышат страданием любящей матери к скорбящим друзьям и сродникам почившего, все проникнуты утешительной мыслью о воскресении и вечной жизни по воскресении. Но сердце человека иногда так глубоко бывает поражено скорбью о потере близких ему людей, что скорбящий над гробом отец или мать, сын или дочь, муж или жена, или же сердечно преданный друг стоит весь в слезах, весь погруженный в свое горе, стоит и не слышит утешительных песнопений состраждущей ему матери-Церкви: сердце ноет, душа оцепенела, он только и видит, что гроб, а в этом гробу — его радость, его надежда и утешение... Но воспряни, душа горюющая! Не скорби, не плачь, не предавайся грешному унынию, как скорбят и безутешно оплакивают своих мертвецов не имеющие упования — люди в Бога неверующие! Слышишь? Святая Церковь приглашает тебя выслушать утешительное слово от Самого Господа живота и смерти: "премудрость — вонмем! Услышим Святаго Евангелия чтение!" И чтется над усопшим Святое Евангелие. Рече Господь ко пришедшим к Нему Иудеям: «Аминь, аминь глаголю вам» — истинно, истинно говорю вам и непреложно слово Мое, ибо Сам Я — Истина вечная, — глаголю вам, «яко слушаяй словесе Моего», кто слушает всем сердцем слово Мое, кто свято исполняет все Мои повеления — святые заповеди, «и веруяй Пославшему Мя», кто верует в Бога Отца Моего, верует, что Он послал Меня для спасения мира, что Я — Сын Его и Спаситель ваш, кто верует так не на словах только, но и на деле, кто свою веру являет в добрых делах, тот «имать живот вечный», тому нечего бояться смерти, он уже имеет в своей душе, возрожденной в Таинстве Святого Крещения, залог вечной жизни, а потому «и на суд не приидет», для него не будет суда в осуждение, не будет муки вечной; «но прейдет от смерти в живот» — самая смерть будет для него только переходом в лучшую, вечно-блаженную жизнь. И снова повторяю: «Аминь, аминь глаголю вам, яко грядет час (близко время), и ныне есть» — оно и теперь настало уже, ибо для Меня, Сына Божия и теперь все возможно, — грядет час, «егда мертвии услышат глас Сына Божия» — услышат Его Божественное повеление «и услышавше оживут» (как и действительно ожили по гласу Сына Божия — сын Наинской вдовы, дочь Иаира и Лазарь четверодневный). Сын Божий также всемогущ, как и Бог Отец. «Якоже бо Отец имать живот в Себе», как Он, Отец, есть источник жизни, есть сама Жизнь и жизни податель, «тако даде и Сынови живот имети в Себе», так и Сын Божий есть сама Жизнь, и Он, Жизнодавец, дает жизнь кому восхочет, и словом Своим всемогущим может воскрешать мертвых. «И область (власть) даде Ему» Отец не только воскрешать мертвых, но «и суд творити» (наказывать и осуждать на муки вечные всех непослушных Его святым заповедям), «яко Сын Человечь есть» (потому что Он — Сын Человеческий). «Не дивитеся сему»: Он вместе и Бог всемогущий, равный Богу Отцу по Своему Божеству и Божественной власти. Не дивитесь, что Он имеет власть воскрешать мертвых и будет судить весь мир: это так и должно быть, так от века Богом предуставлено, 2яко грядет час (настанет время), воньже (когда) вси сущии во гробех (все умершие, начиная с праотца Адама) услышат глас Сына Божия, и изыдут из гробов своих, изыдут сотворшии благая», — те, которые не на словах только веровали в Бога, но оправдывали веру свою делами благими, — «в воскрешение живота (воскреснут для вечноблаженной жизни), а сотворшии злая» — те, которые, хотя и право веровали, но не жили по вере, не слушали Моих заповедей и творили зло — «в воскрешение суда» (воскреснут для осуждения в муку вечную)... Так угодно Богу Отцу; Я — не противник воле Его, Я ничего не делаю вопреки Его воле: «не могу Аз о Себе творити ничесоже; Якоже слышу» от Отца, как Он открывает Мне волю Свою, как Сам Он судит, так и «сужду», и буду судить, и потому «суд Мой праведен есть»: это не Мой суд, а суд Бога Отца. Чего хочет Отец, того хочу и Я, и чего Я хочу, того хочет и Отец. «Яко не ищу воли Моея», и нет у Меня хотения, противного Отцу: но Я ищу одного — ищу «воли пославшаго Мя Отца». Так вещал Господь Иудеям, так вещает Он и каждому из нас. Какие дивные глаголы, какая Божественная сила слышится в них! Воистину это глаголы самой Жизни, Самого Владыки живота и победителя смерти! Нам ли скорбеть безутешно, скорбящий друг мой? Нам ли убивать себя горем, когда — слышишь? — грядет час, и наши усопшие братья проснутся от вековечного сна, проснутся, и встанут, и выйдут из этих тесных гробов, и мы увидимся с ними, и начнется тогда жизнь вечная — бесконечная в райских селениях!.. Не мое это слово — тако глаголет Господь! Ему ли — Истине вечной — не верить? Лишь бы мы были послушны святым Его заповедям, лишь бы всем сердцем веровали в Него, нашего Искупителя, а Он — верен в словесах Своих и неизменен в обетованиях. Кто слушает слово Мое, кто верует в Пославшего Меня, тот уже в этой жизни имеет право на вечную жизнь по смерти телесной, — так Он говорит и свято слово Его! А если так, то скажем лежащим в гробах отцам и братьям нашим: простите, до свидания! До свидания в то великое утро всеобщего Воскресения, когда явится наше Солнце пресветлое — Христос Спаситель наш... О, если бы всем нам в радости встретиться тогда и без страха встретить грядущего со славой и силой многой Судью живых и мертвых, нашего Господа! А это будет, непременно будет, если мы позаботимся побольше творить добра и себе, и почившим, подавая за них милостыню, принося за них молитвы и жертву безкровную на Божественной Литургии, дабы улучить (наследовать) с ними воскресение жизни, если позаботимся бегать злого, дабы избежать вечного осуждения, если от всего сердца и от всей души будем предавать себя воле Отца Небесного, и взывать Ему, как учит нас Спаситель наш: Отче наш! Да будет везде, всегда и во всем воля Твоя святая! Не якоже аз хощу, но якоже Ты. Не ищу воли моея, но единой Твоей всесвятой воле предаю и себя самого, и всех усопших братьев моих!... Аминь. (Изложение Евангелия от Иоанна, гл. 5, ст. 24-30)
Категория: ЭТО ИНТЕРЕСНО | Добавил: CIKUTA (07.12.2017)
Просмотров: 11
 
ПОДЕЛИТЬСЯ / РАЗМЕСТИТЬ НА СВОЕЙ СТРАНИЦЕ СОЦ СЕТИ

Всего комментариев: 0
avatar

ВАШ КОММЕНТАРИЙ / YOUR COMMENT | ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦ СЕТЬ / SIGN IN VIA SOCIAL NETWORK
ПОИСК
ВХОД НА САЙТ
БАННЕР
СОЗДАНИЕ БАННЕРОВ


ВСЕХ ВИДОВ И ТИПОВ
ОТ ПРИМИТИВА
ДО ЭКСКЛЮЗИВА
НОМИНАЦИЯ

 НОМИНАЦИЯ 
ДЛЯ РЕФЕРАТОВ

Жизнь / Рождение / Смерть / Пространство / Место / Материя / Время / Настоящее / Будущее / Прошлое / Содержание / Форма / Сущность / Явление / Движение / Становление / Абсолютное / Относительное / Абстрактное / Конкретное / Общее / Единичное / Особенное / Вещь / Возможность / Действительность / Знак / Знание / Сознание / Означаемое / ОзначающееИскусственное / Естественное / Качество / Количество / Мера / Необходимое / Случайное / Объект / Субъект / Самость / Человек / Животное / Индивид / Личность / Общество / Социальное / Предмет / Атрибут / Положение / Состояние / Действие / Претерпевание / Понятие / Определение / Центр / Периферия / Вера / Атеизм / Априорное / Апостериорное / Агент / Пациент / Трансцендентное / Трансцендентальное / Экзистенциальное / Добро / Зло / Моральное / Нравственность / Прекрасное / Безобразное / Адекватное / Противоположное / Разумное / Безумное / Целесообразное / Авантюрное / Рациональное / Иррациональное / Здоровье / Болезнь / Божественное / Дьявольское / Чувственное / Рассудочное / Истинное / Ложное / Власть / Зависимость / Миролюбие / Конфликт / Воля / Потребность / Восприятие / Влияние / Идея / Философия / Гармония / Хаос / Причина / Следствие / Игра / Реальное / Вид / Род / Внутреннее / Внешнее / Инструмент / Использование / Цель / Средство / Модель / Интерпретация / Информация / Носитель / Ирония / Правда / История / Миф / Основание / Надстройка / Культура / Вульгарность / Либидо / Апатия / Любовь / Ненависть / Цинизм / Надежда / Нигилизм / Наказание / Поощрение / Научность / Оккультизм / Детерминизм / Окказионализм / Опыт / Дилетантизм / Отражение / Этика / Парадигма / Вариант / Поверхность / Глубина / Понимание / Неведение / Предопределение / Авантюра / Свобода / Зависимость / Смысл / Значение / Структура / Материал / Субстанция / Акциденция / Творчество / Репродукция / Теория / Практика / Тождество / Различие 
 
ХРАМ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ
Храм Святой Троицы
HRAMTROITSA.RU
ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКАЯ 
ЕПАРХИЯ
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ 
ЦЕРКОВЬ


Контакты :
Адрес Епархиального
управления:
153000 Иваново,
ул. Смирнова, 76
Телефон: (4932) 327-477
Эл. почта:
commivepar@mail.ru
Для официальной:
iv.eparhiya@gmail.com
Епархиальный склад:
Телефон: (910) 668-1883
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

МИТРОПОЛИТ ИОСИФ
НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ
РАССКАЗАТЬ О ПРОБЛЕМЕ
 
 
ОТПРАВИТЬ ПИСЬМО
 
 
ГИПЕРИНФО ПУБЛИКУЕТ
ВСЕ ОБРАЩЕНИЯ.
МЫ ЗНАЕМ !!!
КАК СЛОЖНО
ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ
ОТ ЧИНОВНИКОВ
 
 
НЕ МОЛЧИТЕ!
"СТУЧИТЕ, И ОТВОРЯТ ВАМ" -
СКАЗАЛ ХРИСТОС.
С УВАЖЕНИЕМ К ВАМ
АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА.
 
 

     
     
     
     


 
 



   HIPERINFO © 2010-2017  03:23 | 11.12.2017