0001-FF-022.png (200×25)  


 
 
   ГЛАВНАЯ | | ВХОД ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС Гость | RSS   
MENU SITE
ИЩУ РАБОТУ
ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ
ВАШЕ МНЕНИЕ
Я ВИЖУ СЛЕДУЮЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ РФ
Всего ответов: 1706
ПАТРИАРХИЯ
РУССКАЯ
ПРАВОСЛАВНАЯ
ЦЕРКОВЬ

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ

119034, Москва, Чистый пер., 5
Телефон: (495) 637-43-18
E-mail: info1@patriarchia.ru
САЙТ: PATRIARCHIA.RU
СТАТИСТИКА
ОНЛАЙН: 8
ГОСТЬ: 8
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ: 0

   
ГЛАВНАЯ » СТАТЬИ » ЭТО ИНТЕРЕСНО

Преп. старец Зосима Верховский / Поучение о послушании (5)
Неужели за то оправдаются иноки, что жительствуют в обителях святых, где не обретается вине к смертным грехам и беззакониям? Я же думаю, как Сердцеведец будет судить каждого по наклонности душевной, как мирянина за мирские согрешения, так и инока за иноческие преступления. Более же иноки осудятся более за то, яко Бог предпочел их, и отлучил от мира и от всех мест и случаев, могущих служить им препоною к достижению душевной чистоты и бесстрастия, привел же их в житие равноангельное, где они могли бы удобно возвышаться к Нему умом и чистыми душами, и подобно ангелам деннонощно приносить Ему хвалу и славословие. А потому и оградил их всяким упокоением, свободою и беспечалием, а весь мир мановением Своим подвижет, да служит и исполняет нужды иноков; они же да пребывают неотторжны от служения Ему деланием иноческих добродетелей, то есть: отвержением мира и своих воль, повиновением, послушанием, безмолвием, молитвою, сердечным вниманием, простотою, смирением, и чистым откровением, и прочими иноческими исправлениями. К этому же даровал им вспомоществование, охранение и ограждение от отца духовного, от единодушных братий, от уединенного местопребывания, от Священного Писания, и от самого уставоположения и общих правил. И Сам благодатью Своею вспомоществует тайно, посещает, облегчает их подвиги, услаждает и радостными творит их во всех трудах их и болезнях, по подобию святых мученик, которые чем более претерпевали страдания, тем более от благодати Божией были укрепляемы и утешаемы. И так видите, как и во временной жизни этой Господь изливает уже благодать Свою на терпящих Его ради. Сколько же более в будущем веке, во славе Божества Своего, прославит и упокоит их. Мирянам, ищущим спасения, поистине предлежат многие преграды, затруднения, соблазны и многовидные искушения, к тому же обязаны творить различные добродетели, то есть: от имуществ своих творить милостыни, принимать странных, посещать и снабжать больных, печься о домах и семействах и о рабах, и среди всех соблазнов блюсти себя строго от грехопадений. Но и тогда не могут столько быть благоугодны Господу, как иноки, вседушно отвергшиеся мира и усвоившиеся Ему, и чрез то соделываются возлюбленными Его учениками и последователями. Об этом пишет и свидетельствует святой Иоанн Карпафийский так: «Никогда не вздумай счастливее монаха считать мирянина, имеющего жену и детей и увеселяющегося тем, что многим он делает добро, и щедро творит милостыню, и вовсе не терпит искушений от демонов, — не думай так, признавая себя ниже его по благоугождению Богу, и не окаевай себя как погибающего. Ведь я не говорю, что ты живешь безукоризненно, оставаясь в монахах. Но если ты бываешь и очень грешным, то скорбь души твоей и злострадание дороже пред Богом, нежели выдающаяся добродетель мирянина. Печаль твоя великая, уныние, воздыхания, томление, слезы, мучение совести, недоумение помысла, самоосуждение мыслию, вопль и плачь ума, рыдание сердца, сокрушение, бедственность, смущение, уничижение — все это и сему подобное, что часто случается с людьми, вметаемыми в железную пещь искушений, бывает ценнее и несравненно благоприятнее благоугождения мирянина. Итак, внимай, чтобы не подвергнуться тебе порицанию божественного Писания, говорящего от твоего лица: "Какую пользу извлекли мы, «пошедшие молитвенниками пред Господом» (ср. Мал.3,14) и всегда пребывающие в доме Его?" Очевидно, что всякий раб, находясь вблизи домовладыки, иной раз получает и удары бича и заушения, выговоры и упреки, а находящиеся вне его дома все время бывают вдали от ударов, как чужие или оставляемые в пренебрежении. "Так какую пользу, — говорит малодушный, — получили мы, подвергаясь скорбям душою и телом, мы, всегда молящиеся и поющие, между тем как те, не молясь, не бодрствуя, радуются, веселятся, бывают счастливы и благодушно проводят жизнь?" И вот «созидаются» дома чужие, «мы чужих считаем блаженными», как говорит пророк, и прибавляет, говоря, что «это сказали» рабы Божии, имеющие ведение (ср. Мал.3,15—16). Но, однако, следует знать, что ничего странного они не терпят, когда, утесняемые и различным образом огорчаваемые, переносят волю своего Владыки путем многих искушений. Ибо они слышали, как Он говорит в Евангелии: "Истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, ближние мои, а мир возрадуется" (Ин.16,20), но еще немного — и Я посещу вас через Утешителя, изгоню уныние ваше, обрадую вас упованиями на небесную жизнь и покой и сладкими слезами, которых вы лишались в течение нескольких дней, будучи искушаемы; и дам вам грудь благодати Моей, как мать рыдающему младенцу, и укреплю вас, изнемогших в брани, силою свыше, и услажду вас, огорченных, как говорит Иеремия в Плаче о внутреннем твоем Иерусалиме (см. Плач 1,20), так что "увижу вас, и возрадуется сердце ваше от тайного посещения, и печаль ваша превратится в радость, и радости вашей никто не сможет забрать" (Ин.16,22.20). Итак, не будем смежать очей своих, не будем слепотствовать, считая мирянина счастливее себя; но, понимая различие между законными сыновьями и незаконнорожденными (ср. Евр.12,8), возлюбим лучше мнимое убожество и сильное утруждение монахов, конец которого приводит к вечной жизни и к "неувядаемому венцу славы" Господней (1Пет.5,4). Возлюбим поэтому тесный путь подвижников, этих мнимых грешников, — чтобы не сказать праведников, — возлюбим "приметатися в доме Бога", то есть в сонме непрестанно служащих Христу, а не "жить в селениях грешничих" (Пс.83,11) или вращаться среди мирян, хотя бы и они совершали великие подвиги праведности. Ибо тебе, монах, говорит Отец твой Небесный, особенно любящий тебя и утесняющий и удручающий тебя разнообразными искушениями: "Будь уверен, бедствующий инок, что, как Я сказал через пророка, Я буду твоим «руководителем» (Ос.5,2), и встречу тебя на пути египетском, изощряя тебя скорбями, и пути твои, достойные порицания, «Я ограничу преградой» (Ос.2,8) Моего промысла, поражая неожиданными несчастиями и препятствуя приводить решительным образом в дело то, чего ты желаешь неразумным сердцем; и «Я загражу море страстей твоих вратами» (ср. Иов.38,8) Моего милосердия; «Я буду для тебя, как пантера» (Ос.13,7), съедающая тебя помыслами порицания, осуждения и раскаяния при сознании заблуждений твоих. — Все же эти скорби — величайшая милость Божия. — Но Я буду для тебя не только «пантерой», но и «жалом» (Ос.5,12), уязвляющим тебя помыслами сокрушения, страданиями сердечными, и «скорбь от» дома твоего не прекратится (Ос.5,13), — очевидно потому, что душа и тело прекрасно и с пользой посещаются истинно сладкими и медоточными наказаниями Божиими. Концом же наказаний, трудов, смущения, стыда, страхов и отчаяний, обыкновенно случающихся с людьми, решившимися подвизаться, концом всех этих мрачных явлений бывает небесная радость, неизъяснимое наслаждение, несказанная слава и непрестающее веселие. — Ибо из-за того, — говорит Он, — Я утеснил тебя, чтобы «напитать тебя манной» познания, «истомил тебя голодом» (ср. Втор.8,3.16), чтобы облагодетельствовать тебя впоследствии и ввести в горнее царство. Ибо тогда, «как тельцы», отвязанные «от уз, взыграете» вы, смиренные иноки, отрешенные от страстей плоти и от искушений врагов, и тогда вы будете «попирать нечестивых» демонов, которые ныне попирают вас, и «они будут прахом под ногами вашими» (ср. Мал.3,20—21). Ибо если ты благочестив и смиренномудр, не превозносишься суетною надменностью, не опрометчив, но сокрушен сердцем, считаешь себя за «непотребного раба» (ср. Лк.17,10) и смирен духом — если, будучи таков, ты смиренномудр, то твое прегрешение, монах, предпочтительнее праведности мирян и твои нечистоты необходимее великого очищения житейских людей. Ведь что такое то, из-за чего ты скорбишь? Конечно, это порок, но случайный; а посмотри, как какой-нибудь человек, испачкавший свои руки смолою, очистился при помощи малого количества масла. Так ты гораздо более можешь быть очищен милостью Божию. Ведь как тебе нетрудно вымыть твою одежду, так в гораздо большей степени Господу легко омыть тебя от всякого порока, хотя бы ежедневно, естественно, поневоле и случалось искушение. Ибо в то время, когда ты говоришь: "Я согрешил пред Господом", — дается ответ: "Отпускаются твои грехи» (ср. Мф.9,2). «Аз есмь изглаживающий их и не помяну» (Ис.43,25). Ибо «как далеко отстоит восток от запада, так удалил Я от тебя беззакония твои, и как отец милует сынов», так Я милую тебя (ср. Пс.102,12.13)". Только ты не отставай и не отступай от Того, Кто избрал тебя на псалмопение и молитву, но прилепись к Нему во всю свою жизнь или чистым дерзновением, или благочестивым непостыдством и твердым исповеданием Ему. И Сам Он очищает тебя Своим собственным мановением. Ибо что Бог очищает Своим хотением, того не будет в состоянии и сам великий апостол Петр признать нечистым или осудить. Ибо сказано ему: "Что Бог очистил, того ты не почитай нечистым" (Деян.10,15). Ведь разве не Бог оправдал нас Своим человеколюбием? «Кто же будет осуждать» нас? (ср. Рим.8,34). Ибо когда мы призываем имя Господа нашего Иисуса Христа, то легко очищается совесть наша, и тогда не бывает никакой разницы между нами и пророками и прочими святыми. "Ибо Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа, умершего за нас, чтобы мы, бодрствуем ли в добродетелях, или спим» по некоему обстоянию, как естественно при некоторых слабостях, «жили вместе со Христом" (1Фес.5,9.10), взирая на Него с великими стенаниями и непрестанным плачем и Им дыша. Итак, "облечемся в броню веры" и возьмем "шлем надежды спасения" (1Фес.5,8), чтобы не нашли доступа к нам стрелы отчаяния или безнадежности. Но ты говоришь опять: "Я сержусь всякий раз, когда вижу, что миряне нисколько не подвергаются искушению, и сильно раздражаюсь". Так знай, возлюбленный, что сатана не имеет надобности искушать тех, кто сам себя искушает и житейскими делами увлекается всегда к земному. Познай также и то, что искушаемым уготованы награды и венцы, конечно, не тем, которые не думают о Боге, и не тем мирянам, которые лежат ниц и храпят. "Но я, — говорит малодушный, — терплю слишком много искушений, ибо «чресла мои полны воспалений» (Пс.37,8), как говорит пророк, и только бедствие и угнетение, «и нет исцеления для плоти и попечения о костях» (ср. Пс.37,4,Притч.3,8)". Но ведь есть вблизи великий Врач страждущих, «понесший наши немощи и страданием своим исцеливший нас» (ср. Ис.53,4.5,Мф.8,17) и исцеляющий; предстоит Он и теперь, налагая спасительные лекарства. "Ибо Я, — говорит Он, — «поразил оставлением, Я и исцелю» (Втор.32,39). Итак, «не бойся; ибо, когда ярость гнева Моего истечет, Я опять уврачую» (Ис.7,4). «Ведь как жена не утратит чувства жалости к чадам чрева своего, так и Я не забуду тебя, — говорит Господь» (Ис.49,15). — Ибо если любовь птицы излита на птенцов ее и она ежечасно посещает их, обращает к ним свой голос и подает пищу в уста их, то значительно более Мои милости изливаются на Мои создания, и Моя благость гораздо более излита на тебя: Я тайно посещаю тебя, мысленно беседую с тобою и влагаю пищу в отверстый твой разум как малой ласточке. Ведь Я доставляю тебе пищу страха пред Сильнейшим, пищу желания небесного, пищу воздыханий об утешении, пищу сокрушения, пищу сладкопения, пищу более глубокого знания, пищу некоторых божественных таинств. Если же Я, твой Владыка и Отец, лгу, говоря тебе это, то ты обличи Меня, и Я потерплю", — вот о чем всегда беседует с нами Господь мысленно. Понимаю, что я преступил меру, много написавши. Но вы заставили меня это сделать. Распространили же мы это слово для утверждения тех, которые подвергались опасности пасть от малодушия. Так как нашлись, как вы писали мне, у вас, живущих в Индии, вопреки ожиданию, некоторые из братии, очень обремененные искушениями и отказывающиеся и от жизни, и от быта монахов, говоря, что он удушлив и представляет бездну опасностей, и они явно считали мирян счастливыми и порицали день, в который они приняли иноческий образ, — то поэтому со своей стороны я вынужден был сделать более длинным настоящее слово и распространить его в более гладких выражениях, чтобы и непосвященный человек и неученый мог уразуметь то, о чем говорится. Вот почему я написал много, чтобы на будущее время монахи уже не мирянина считали счастливым, но только самих себя, так как они, без всякого сомнения, сильнее царей, носящих диадемы на голове своей, и светлее и славнее их, как приседящие всегда Богу» (Иоанн Карпафский. Слово подвижническое) Смотрите, о возлюбленнии! Какого блаженства сподобил нас Господь, какою любовью возлюбил нас, как возвеличил и превознес нас более всех мирян! Постараемся же достойно проходить звание наше, отвергшись своих волей и всех пристрастий, принесем в жертву Ему сердца и души наши, прилепимся Ему всем существом нашим, послужим Ему благоугодно, в смирении, в простоте любви нелицемерной! Если же кто, вознерадив о столикой Его благости, и останется непреклонным в богопротивных наклонностях своих, то есть: если не захочет по преданию святых отцов достодолжно отдаться в повиновение и послушание, если возмалодушествует и не захочет в легких и удобных иноческих делах трудится и претерпевать, но начнет леностно, самовластно, противообразно монашеству жить, то как не осудится равно с теми мирянами, которые с бесстрашием к Богу, небрежно и развратно живя, впадают во всякое злочестие. Потому что от Бога последует наказание не по величеству грехов, но по мере душевного развращения: ибо видим некоторых и от святых, сотворивших блуд и убийства и иная злолютое, даже со отвержением Самого Господа Иисуса Христа, но т.к. души их не были развращены, поэтому вскоре от зла отвратившись, восстали и оказали исправление более падения, и от благодати Божией в конец не отпав и спасшись. Те же, которые, низведясь в лютые падения и злочестия, не захотели восстать и исправиться, таких равное показывается бесстрашие, нечувствие и безстудие пред Богом, как в мирянине развратном и грехолюбивом, более же мне думается, что несравненно более наследует осуждение и наказание инок, ибо его нечувствие и бесстрашие еще более, чем у мирянина. Падать и сокрушаться, и потопляться на стремнинах, в обуреваниях и в пучине не есть дивно. Так во многомятежном мире живущие обуреваются, как в пучине или на стремнинах, всякими пестровидными соблазнами, искушениями и страстями. Иноки же благоволением и благодатью Божиею избежав всех житейских волнений и потоплений, достигше мирного пристанища в ограде смиренных овец Христовых. Если начнут бесчинствовать и увлекаться своевольно в богоненавистные страсти, пороки и заблуждения, то какое могут принести оправдание и какое получить помилование? Если спросите, почему такого диавол опять не возвращает в мир? Потому, что в мире много находится таких, которыми, как орудиями своими, действует и наносит всякие соблазны, злобы, раздоры, беды и смятения. В иноках же весьма редко обретаются такие бесстрашные и развращенные. К тому же и сильную злобу и ненависть имеет диавол к инокам, как всегда борющимся и сопротивляющимся и побеждающим его; того ради такого бесстудного и самонравного послушника или монаха не прельщает диавол обратиться опять на мирское житие, чтобы, пребывая в иночестве, вспомоществует ему в борениях, то есть: да смущает мир, тишину и спокойствие, да причиняет раздоры и прения, да осуждает, укоряет и оскорбляет наставников и духовного отца своего, да разоряет и разрушает порядок и уставоположение. Таких ради вин, оставляет и укрепляет его жизнь между иноками. А потому, зная это, преподобные и богоносные отцы наши и повелевают таких, если не предаются в повиновение и одержимы высокоумием, прекословием и самоволием, вскоре отлучать и изгонять от обителей, чтобы не вредили эти немощнейшии братии. Когда увидите инока, в обители зла и развращении, и нерадиво живущего, в мирских же селениях и городах показывающих себя строго и непадательного подвижника и постника, о таком знать подобает, что уловлен и объят есть бесом тщеславия и высокомнения, ибо старается являть себя пред миря-нами как бесстрастным и благоговейным, да почитают и величают его, как святого и праведного. Такой поистине прельстился и влечется прямо в погибель, как раб и слуга тщеславного и гордого беса. Оглавление Слово 20. О диавольском борении и вспомоществовании Божией благодати Враг душ наших диавол не столько веселится, нанося нам тяжкие и неудобостерпимые мучения, как если в малых и легких побеждает нас. Того ради и старается прежде малыми [и легкими] прихотями, вожделениями и пристрастиями нас бороть; если же в сих не победит, тогда уже, как отчаявшись, по нужде и неохотно начнет наносить всякие неисповедимые лютости, беды и печали, да по крайней мере оными сможет нас низринуть. Ибо ведает известно, что если кто окажется в малом и легком нерадив, то никогда не сподобится помощи и благодати Божией. А если понуждает себя Бога ради на терпение и старается противоборствовать врагу, на такого Господь ниспосылает великую Свою благодать и помощь, да пребывает во всех искушениях непоколебим и силен творить всякую добродетель. Этого то ради диавол, с самого вступления в иночество всякое старание полагает, всякую кознь ухищряет, чтобы мы нерадивы были и невнимательны к маловажным согрешениям, и чрез то обретались бы недостойны к приятию помощи и благодати Божией. Если бы Господь не лишал Своей благодати и являл помощь Свою как старающимся, так и нерадивым, и всех спасал бы единым Своим человеколюбием, то что возбранило бы Ему всех нечестивых срацын, иудеев и развращенных помиловать даром и ввести в Царство Небесное? Но так как Он создал человека преимущественно от всех животных, по образу Своему и подобию, то и одарил его разумом и свободой, а потому и спасает и удостаивает Своей благодати только тех, которые сами вседушно пекутся о своем спасении и все старание и усердие показывают в благоугождении Ему. А которые суть ни теплы, ни холодны, таких брать изблевывать, тем более — ругателей и презрителей Его Божественных велений. И Богоматерь Пречистая Богородица воспевает, что алчущих только исполняет благ. Того ради все угодники Божии не только оказывали себе алчущими и горячими, но и в конец истаяв и испепелив себе во страданиях от великой палительной своей к Богу любви! Как святой Златоуст, ублажая их мучения, говорит: «не считай блаженными богатеющих, но ублажай мучеников, не тех, что в роскоши, но тех, что на сковородах, не за роскошной трапезой, но в кипящем котле, не в банях ежедневно бывающих, но в жестоких печах, не благовониями пахнущих, но испускающих дым и смрад от сожигаемой плоти». И как Святые мученики ради лютых своих страданий за любовь Божию преблаженни и святости исполнены, так не терпящие в иночестве и бесстудно, бесстрашно попирающие смотрение и волю Божию, не терпящие ни малых лишений и отсечений своих волей и пристрастий, помрачении и окаянны суть, и не имеют узреть или причаститься славы Божией. Оглавление Слово 21. О жизни иноческой Жизнь иноческая есть жизнь покаяния. Но если дел иноческих не творим, то не творим к покаянию, а по этому показывается, что без пользы живем в иночестве. Как не жалостно и недостойно плача и рыдания, если кто, лишая Сам себя всех житейских сластей, имуществ, славы и наслаждений, от нерадения же своего и от не старания, погубит Царство Небесное и облечется навеки в нищету адскую, когда не обретается никакого ни от кого же помощи, или отрады, или ослабления, но вечное мучение и рыдание! И кого же станет обвинять такой о своем злополучии? Господь человеколюбием Своим призвал его, и тьмы грехопадений его от юности отпустил ему; он же вознеберег о столикой Божией благодати и не перестал исполнять свою злую волю и домогаться о снискании и удовлетворении своих прихотей и пристрастий, противясь иноческим правилам и через то оскорбляя все братство и отца своего духовного. То как не примет большего осуждения и наказания, подобно тому злому рабу, которого повелел Господь, связав руки ноги, бросить в темницу, пока не воздаст последний кодрант, поскольку он, восприявши от Бога великое отпущение долгов, не оставил взыскать свои худые и малые, и тем озлобляет ближнего. Так и от такого нечувственного взыщутся не только монашеские грехопадения, но и все прежние творимые им от юности, за презрение благодати Божией и иноческого звания. Святые же отцы наши не так, но во всей жизни своей оказывали вышеестественные подвиги. Мы же может быть в конце жизни уже обретаемся, но и тут еще нерадим и от легких и удобных дел отрицаемся. Они за любовь Божию питались безотрадно суровейшими снедями и только в некие благословные времена касались мало чего сладких. В прочее же время постились и претерпевали до тех пор, пока в конец изнемогали, и кроме воды иного пития не вкушали во всю седмицу. К тому же еще трудились во всенощных бдениях, стеснялись в долулежаниях, утомлялись в продолжительном молении. Иным словом, все законы иноческие с превосхождением совершали, так как от распаления любви и горячего рвения своего к Богу, все за сор вменили и нерадели о плоти сей. Так же и в послушании терпели безрассудно; подобно скотам, на всякое служение покорялись без прекословия, и творили, как рабы, ни более ни менее заповеданного. О том только все старание полагали, чтобы творить все в угодность и по воле духовного отца своего, потому что верили, что бываемое послушание к отцу вменяется, как повинуется Самому Господу Иисусу Христу по Божественному Его гласу: «слушаяй вас, Мене слушает». Поэтому по повелению отца без сомнения и в огнь и в воду ввергались, и к диким зверем неустрашимо ходили, и во многих неподобных заповеданиях отнюдь не противоречив творили, как то: сухой кол поливали, веревку многократно расплетали, столпы в церкви преклоняли, другие же не ели пока сам отец не скажет и не повелит есть и пить. Потому что, единожды предав отцу свою душу и тело, уже сами над собою уже не имели власти, и своим мнениям не следовали. Поэтому в конец умерщвлена была в них свои воля и рассуждение, и все прихоти, страсти и пожелания. Но как все такие спасительные и вышеестественные подвиги, совершаемые от пламенной любви и горячего усердия и веры к Богу, суть поистине многотрудны и жестоки, потому что превосходят предания и уставы святых отцов и могут быть выносимы только с помощью и содействием Божией благодати, — так и наваждением диавола творимое все злое не безтрудно и не безболезненно, хотя вместе и пагубна. Ибо чрез самомнение, презорство и преслушание последует скорбь, смущение, досада, печаль, вражда, ненависть, равно и от невоздержания, сладострастия и объедения губится телесное здравие, и претерпевают многоразличные болезни, тяготы, лишение сил, помрачение ума, терзание совести. Одним словом, не держащихся предания святых отцов вся жизнь бывает исполнена скорбей, туги, уныния, бед и отчаяния. Но как подвизающимся и терпящим Бога ради уготована от Бога величайшая награда и наследие Небесного Царствия, так и по диавольскому обольщению и влечению творящим злое и греховное, по скончанию жизни со многими бедствиями, уготовано вечное жесточайшее адское мучение. [А если со смирением, по уставу, т.е. так называемым царским путем шествуют с неуклонным повиновением и отсечением своей воли, те безбедно прейдут путь жизни этой и милость Божию обретут. Но и такие должны быть внимательны, допрашивающие строго самих себя, — если не удручены немощью и слабостью сил, пусть блюдут себя — осторожно, чтобы не принять осуждения за то, что милостью Божиею, пользуясь здравием и крепостью телесных сил, не простирались на большие подвиги. Ибо все святые, благоугодившие Господу, в жизни этой претерпевали разновидные скорби, напасти и болезни, иные мученичеством вошли в жизнь вечную, в мирные же времена живущие, сами себя удручали без жалости трудами, изнурениями и различными подвигами, распиная себя Христу в жизни этой, чтобы сопрославиться с Ним славою вечною в наслаждении Его божественной любви.] Подумайте, возлюбленные, можем ли мы оправдаться не только перед Богом и святыми Его, но и сами в своей совести, если, имея силу и крепость, не последуем стопам преподобных отцов наших, но в бесстрашии будем предаваться лености, неги и нерадению? Нет, любимицы мои! постараемся и мы при помощи Божией, не щадя грехолюбивой плоти своей, подражать святым преподобным отцам нашим. Будем трудолюбивее подвизаться в иноческих исправлениях, чтобы и мы во известии будем нашего спасения, и вместе с оными сподобимся войти в вечное блаженство. Оглавление Слово 22. К престарелым побуждение к подвигам иноческим Престарелый, проведший всю жизнь свою в суете и попечениях житейских, а может быть в порочных страстях и грехопадениях, вступая в иночество, не должен обманывать и прельщать самого себя, что достаточно ему одного переселения от мира к удовлетворению за прежнюю жизнь, если и слабо поживет, имея силы уже изнуренные и немощи умножившиеся. Я же думаю, что не оправдается такой, если бы и воспринял жить богоугодно, вступив в монашество, и не обвеселится благой надеждою, но неминуемо будет ощущать в душе своей угрызение совести и стыд воззреть на Создателя за утрачение прежних дней жизни своей. Ибо что может воздать Богу за прежде бывшую свою леность и небрежение? Так как если ныне и начнет правильно жить, то выполнит только достодолжное, а никак не удовлетворит за прошедшее и за все прежде бывшие грехопадения, которыми преогорчевал и прогневлял Господа своего, от юности до старости. Если ли же и в старости милостью Божиею вступивши в иночество, вознебрежет о Его долготерпении и человеколюбии, и так же пребудет нерадив, и не захочет понудиться противоборствовать своему мирскому нраву и прихотям, и будет поступать в противность чину иноческому, то как не повинен будет множайшему осуждению и мучению? Неужели уже последний год имея жизни своей, но если и это время жизни свой не захочет провести достодолжно (сообразно иноческому званию), как может ожидать получить оставление всех грехов своих и венец жизни вечной, если не потерпит ничего иноческого, то есть: ни смирения, ни кротости, ни согласия, ни безмолвия, ни соборных общих правил и моления, ни чтения и поучения, ни покорности и повиновения, ни трапезного уставного учреждения. Не будет ли такой сам для себя врагом и наветником, и не станет ли при смерти сам себя терзать стыдом и отчаянием за нечувствие и ожесточение свое, как за малое оставшееся уже время жизни, чтобы вседушно послужить Господу, своим нерадением лишив самого себя вечной жизни и наслаждения, и низвергается в пропасти адские и бесконечное мучение? Оглавление Слово 23. О небрежной и страстной жизни, и о пребывании святых и последовании им Внемлите, любимицы мои, какое зло наследует тот, который, вступивши в иночество, противится правилам и преданиям святых отцов, и следует своей воле и рассуждению, и предается всяким слабостям и нерадению. Такой самую гибельную проводит жизнь, не обращая к Богу ни ума своего, ни сердца, но как бессловесное животное порабощается чреву, и все свое старание полагает о снискании и стяжании тленных земных благ и упокоении плоти и сладострастии. Такой, восставая от одра своего, тотчас, прежде всего, всем умом своим низводится к вымышлению качеств брашенного (пищевого) наслаждения, потом и самим делом трудится и старается приготовить сладостное и тучное брашно, чтобы угодить своему чревонеистовству. Чего ради и на утренних молениях, обеднях и вечернях стоя, бывает как истукан, без сокрушения, без страха, без умиления: потому что память о пищи отъемлет и изгоняет из сердца его память Божию. После обеда же и отягощении от брашен, заботится к сонному упокоению. Вставши, если не имеет своего довольного имущества, то спешит к рукоделию и столько в нем трудится, что едва вечернее моление может исправить, не чувствуя отнюдь ни страха Божия, ни умиления. Идя же на ночное свое упокоение, тотчас с трезвенностью размышляет, какое рукоделие какому родственнику или знакомому послать, чтобы получить удовлетворительную плату. И так во все сутки не находится ему времени, что бы подумать о муке вечной, о грехах своих, о суде Божием и Царствии Небесном. Равно и святое чтение или поучение слушает с отягощением, без внимания, лучше же с негодованием, и вместо пользы, больший яд вливает в душу свою: ибо не приемлет и не покоряется советам и наказаниям отца своего, и совершенно попирает монашеские обеты, [которые суть: об отвержении своей воли и разума, о нестяжании и послушании] исполняет же с бесстрашием и ожесточением все свои гибельные стремления. К тому же еще изнуряет время в суесловии, в кощунствах, в осуждении иных и самого наставника отца своего. В такую же растленную жизнь низводится потому, что увлекается духом презорства, тщеславия и славолюбия, желает хвалимым быть, прилежит сердцем к домашним и родственникам, и хочет угождать мирянам и знакомым, поработился чревобесию, более же гортанобесию и сладострастию. И так живя в противность предания святых отцов, как возможно надеяться спасение получить? Как ощутить сладость, уготованную нам в Царствии Божием? Или как таким образом стяжать страх муки вечной? Как Господь придет к такому и обитель у него сотворит с Отцем Своим и Духом, если нет в душе его ни малейшего места к Его упокоению; но весь вседушно пригвоздился, или к миролюбцам и праздным беседам, или излишественною и безгодною любовью к родственникам, или к сластолюбию, к стяжанию и сребролюбию, или к упокоению плоти, к неге и праздности. Господу же Богу своему не хочет посвятить ни единого часа во все деннонощное время! Святые же отцы наши чрез всю жизнь свою вседушно умом и сердцем пригвождены были любовью к Господу, и не только о домашних и родных не думали и не творили никакого промышления, но если когда невольно вспоминали о них или о чем-либо житейском, то очень о том печалились, окаивали и оскорбляли себя. Самое необходимое для жизни своей служение творили с отягощением, умом и сердцем непрестанно и вседушно простирались к богомыслию и горнему своему званию. Но и так опасно охраняющие себя, сообщают нам, что едва возможно достигнуть небесного блаженства. А потому, если и мы не постараемся вседушно последовать стопам их, то где окажемся? В нынешней же нашей жизни где видится опасность и строгое поведение, где вера и истинная любовь и предание, где повиновение и совершенное послушание, где смирение и к Богу священный страх и благоговение? Еще же более наследуем осуждения за то самое, что благодатью Его живем в таком удобном месте, способствующем к нашему спасению и удаленном от всех житейских соблазнов. — Тем же молю вас, возлюбленнии, постарайтесь вседушно благоугождать Господу во всех путях ваших, да войдете с мудрыми девами в небесный чертог Его и примете неувядаемый венец от руки Самого Господа, возлюбившего вас, избравшего от мира и усвоившего Себе обручением святого иноческого, более же ангельского образа. Не нерадите о столикой Его благодати. Возлюбите и вы Его вседушно! И как со светильниками, с пламенеющими сердцами идите к горнему званию, уповая на всесильную Его помощь, вверяясь покрову и заступлению Пренепорочной и Премилосердой Его Матери — Пречистой Деве Богородице. Оглавление Слово 24. О тщательной жизни и откровении совести Многие идут в монашество, чтобы избежать только действительных грехов и соблазнов, то есть: сребролюбия, блуда, пьянства, хищения и подобных этому. Иные же от должностей бегут, от трудов желая быть свободными и спокойнейшую иметь жизнь. И так пришедши в иночество, беспечно живут, так как достигли своего желания. Нерадят ни о подвигах иноческих, ни о том, чтобы стяжать чистоту сердца и достигнуть бесстрастия. Вступивший в иночество не на твердом показывается основании, если не заботится о стяжании иноческих добродетелей, которые суть смиренномудрие, любовь и бесстрастие, и если не хочет скорбную жить проводить, более же если живет закрыто и утаенно от отца своего. Где у такого предания святых отцов, которые заповедуют все тайны сердца и дела, бывающие ежедневно, открывать отцу? Как же возможно случающиеся ныне погрешности чисто открывать, если прежде бывших не объявил? Живя же столь скрытно от отца и опираясь на свой разум, явно показывает, что нерадит об исполнении монашеских обязанностей, которые состоят в чистом откровении и повиновении к отцу и в душевном предании. Этого ради и сам отец имеет такого брата как некого соседа или судью, судящего и порицающего всех и самого отца; а потому не так и отец привязан к такому духовною по Богу любви, как достойно к ученику и духовному сыну. К истинному ученику и послушнику непрестанно изливаются от отца советы и наставления, и день со дня возрастает и утверждается духовная по Богу любовь и единодушие: ибо ученик, видя отца своего столько о нем пекущегося, вседушно предается ему с чистым откровением в безрассудное повиновение. Отец же, видя ученика своего как тот относится к нему в любовью, верен, послушен, откровенен и во всем говорящим правду, любит его как сына, более же берет его как свое сердце. Потому часто происходят между братьями неудовольствия, немирствия, зависти, ссоры, роптания друг на друга и на самого отца, видя его отеческую горячую любовь к нему, а к ним холодность. Но как возможно отцу быть единодушным с такими, которые сами не склонны к нему и не откровенны и противоборственны? Тот же, как истинный ученик и исполнитель отеческих преданий и иноческих правил, обнажив все тайны сердца своего от самой юности, и чистою любовью и верою вседушно предался и прилепился к отцу своему неотторжно, с совершенным самоотвержением. К таким же и святой Василий Великий повелевает быть более благосклонным. И Сам Господь Бог наш Иисус Христос, во всем Собою подавая нам образ, да подражаем и последуем Ему, не всех учеников Своих имел в равной любви и приближении. Так и отцу невозможно и не подобает равным быть с теми, которые не приемлют и не любят его обличений, и не покорны и не откровенны к нему. Оглавление Слово 25. О смущении брата за любовь отца к искреннему своему ученику Рассмотрим братнюю откровенность, более же недуг его душевный, который он открыл о себе, говоря, что скорбит и смущается о том, что старец столь любит и уважает преданного ему ученика и сына духовного, который и живет с ним. В такое негодование, более же оскорбление диавольское снисходит потому что сам живет, следуя своему разуму, презирая советы и поучения старца, и не хочет предаться в истинное повиновение, поэтому и невольно поддается диаволам и их льщению [повинуется]. Ибо они, если увидят Ангела Хранителя, отдалившегося за презорство и зависть и братоненавидения от него, тогда собравши весь свой гибельный яд, напаяют его и сотворяют подобно себе, как бесноватого, а потому и не может брат терпеть того, что есть богоугодно и более всего лю-безно, то есть: что бы жить отцу с учеником в истинной любви и единодушии. Кажется, во всем мире не найдется, чтобы кто негодовал за то, что Божие благоволение исполняется. Он же скорбит, что отец с братом живут согласно завещания Евангельского, и терзается, мятется о том, что старец не изменяется и не приводится от богоугодной любви и смиренномудрия в про-тивное Богу презорство, что не пренебрегает преданного ему брата и не поднимается над ним властно, но смиряется и приемлет его советы, по подобию Апостола Павла, который хотя сам и совершен был, но с меньшими его Апостолами советовался и учился от Анании. О злоумный! от этого самого познай, что ты держишься во власти вражией, ибо сам чувствуешь свою неправость и знаешь точно, что зависть такая от врага. То о сем ли гибельном пороке небрежет и не содрогается, который поистине уподобляется Каину, возненавидевшему своего брата Авеля за то од-но, что вседушною любовью предан был Господу и самое лучшее приношение принес Ему в жертву, чего ради и сам любим был от Бога, и жертва его была Ему благоприятна. Каин же, напротив, не захотел сам подражать брату своему и до столько низвелся завистью и злобою на него, что и убить его не устрашился. Да внемлет брат этому примеру и да блюдет себя осторожно, чтобы не низвестись злобою и завистью до погибели. Ибо за что и он терзается, мучится, свирепствует, и ни день ни ночь не обретает покоя, как сам сказал о себе, только о том, что отец не отвращается от брата, но любит и отечески печется о душе его, и утешается его любовью и истинным преданием, более же подражанием его святым Апостолам и Самому Господу, который был послушен Своему Отцу Небесному. Он же злобный и завистливый брат, видя такое равноангельное согласие отца с учеником, до такой степени предается свирепству и смущению, что мертвым желал бы увидеть его, если бы было возможно. А потому, да трепещет о душе своей, чтобы не вменился этот недуг его, подобно первому братоубийце Каину. Поистине страшно и весьма жалостно устроение, более же низведение в беснование души такого брата, и необходимо как Старцу, так и всему братству молиться о нем. Но да рассмотрит и рассудит сам брат, сколь лют и бесчеловечен этот его недуг и злоба, и сколь велик враг и неприятель есть он брату тому, который не щадя собственного спасения и души, заботится и домогается о том, чтобы лишить смиренного того отеческой любви и попечения, которое дороже для него самой жизни. Потому что чего ради он такою любовью привязался к отцу, что удалился от всех своих родных и близких, и не ищет духовных содружеств, но весь душою прилепился к отцу своему, в нем же полагает и свое спасение. И так дорожит им, что и на Небеси не хочет без своего отца (старца) пребывать, но молит Господа, чтобы не только здесь, но и в вечности быть неразлучным с отцом. И после такого предания, если бы мог тот злонравный брат лишить его любви отчей, то не более ли самой смерти нанес ему удар? Но, хотя при помощи Божией до этого не может воздействовать вражие коварство и злоба, но все же страшно, чтобы не вменилось ему от Бога в самое дело, судящего и по намерению. Если же брат говорит, что жестоко я написал это, то да внемлет еще к этому и слова святого Златоуста: «Мир – такое благо, что творцы его и устроители называются сынами Божиими. Это правильно: и Сын Божий для того пришел на землю, чтобы устроить мир между тем, что на земле, и тем, что на небесах. Если же миротворцы – сыны Божии, то возмутители – сыны диавола. Что ты говоришь? Вводишь раздоры и столкновения? Кто, скажешь, до такой степени жалок? Да, есть многие, радующиеся злу и терзающие тело Христово более, нежели воины, пронзившие копьем, нежели иудеи, пригвоздившие к древу. То зло меньше этого; те члены, будучи рассечены, опять соединились; а эти, будучи расторгнуты, если здесь не соединяются, то и никогда не соединятся, но останутся вне общества верующих». И так это, завистью и самочинием одержимый, да видит ныне сам себя, во что и в какую диавольскую гибель низводится, что и самых евреев-распинателей ненавистнее есть пред Богом. Ибо Христос страдал по воле Своей, чтобы при-вести всех к Отцу и соединить миром и любовью. Он же враждует на любовь и согласие. Но если бы убоялся столь страшного осуждения и переменился бы сам, то и сам соединился бы любовью с отцом и с братом, и восчувствовал бы в себе что обновлен и просвещен благодатью Христовою. И не только здесь, пребыл бы в мире и радовании, но и при кончине безбоязненно предал бы душу свою в руки Распявшегося за любовь к миру. Оглавление Слово 26. Об откровении чужих грехов и о наказании Почему, о послушниче, боишься отеческого наказания, и поэтому хочешь пребывать без откровения, не возвещая ему с истиною тайн твоего сердца? Возлагаемая от отца епитимия или канон не муку, но милость вечную у Бога ходатайствуют. Кто больной не радуется о целебных врачествах, но все, которые не объявляют врачу своих язв, не получают от него и исцеления. Подумай, ради какой выгоды отец твой так печалью снедается и томится заботою о тебе: не того ли ради, чтобы ты сподобился войти в Царство Небесное? Не того ли ради и удручает тебя епитимиями и наказаниями, чтобы очистить душу твою от богоненавистных страстей и пороков? Не напрасно от Святой Церкви установлены епитимии, отлучения и каноны, но для нашего спасения и очищения. Если же от отца твоего налагаемой на тебя епитимии не примешь, и советов и обличений отвергаешь, делать противное не перестаешь, то как хочешь спасенным быть? Ты страшишься принять от отца епитимию, спасения ходатайственную; отец же сам многократно более страшится, облагая тебя ею, чтобы не поступить с тобою безрассудно и не подпасть за то самому под гнев Божий. А потому с крайним опасением, призывая в помощь Самого Бога, рассуждает сперва, и когда известится в душе своей, тогда уже по неволе, с великим нехотением и страхом облагает тебя неким озлоблением (угнетением, притеснением) и наказанием, яко пред Самим Богом, истязающим сердца, и твою душу от руки Его. Ты же, видя отца твоего, так тебя ради бедствующего, печалящего и трепещущего, чтобы самому за тебя не быть отверженным от Бога, не страшишься и еще к тому сам на него рассвирепеть, прекословить, роптать за наказания, и пребывать без откровения. [Как не трепещешь сам?] Как мнишь явиться суду Божию, если с столикою любовью пекущегося о тебе отца презираешь и, напротив, небрежно и чуждо с ним живешь? Поэтому то и не приносит пользу такому брату епитимии, ни даже само отлучение от братства и лишение общих молитв, но более умножают недуг и увеличивается зло, потому что о запрещении и негодовании отца своего не печалится, ни о разлучении духовного братского союза не болезнует, ни в чувство раскаятельное не приходит, но только от стыда пред видящими скорбит и боится, чтобы поста или труда некоего не возложили на него. А за отлучение от братства возможно еще радуется, желая иметь более свободы к исполнению своей воли. К тому же не внемлет, что отлученный, если пребывает в своем упорстве, то бывает отлучен от Христа и обнажается Божией благодатью, и в конец подчиненным делается врагу. Напротив же, если со смирением и всякою покорностью и раскаянием и с сокрушением исполняет обложенный канон или отлучение, то сподобляется не только прощения, но и многую Божию благодать привлекает в свою душу. Нет и не может быть лютейшего недуга в иноке, если отцу не открывает своих пороков. Лютее же еще и того, если оскорбляется на тех, которые или от соболезнования и усердного к нему расположения, или страшась гнева Божия за нестарание хранить брата от погибели, или же повинуясь повелению святых отцов, чтобы объявлять отцу о пороках брата, того ради и возвещают о нем отцу. И надлежало бы таких любить и уважать как благодетелей и споспешников его спасения, но он место того ненавидит, ропщет и негодует на таких, как на врагов своих. Но не должно отнюдь принимать во внимание и опасаться такого его безрассудного негодования и поэтому и не объявлять отцу о его пороках, ибо хотя бы многократно злословил, роптал и возненавидел за попечение об его исправлении и спасении, но чрез такое его нечувствие еще более от Бога награда пекущимся о нем как истинным богоподражателям, ибо и Бог ненавидящих Его и хулящих не оставил без Отеческого Своего Промысла и попечения, но или законами, или пророками наказывал и поучал, и наконец Сам принес Себя в жертву за спасение погибающих. И чрез то многие, познав Его Божественное человеколюбное смотрение, просветились душою и уязвились Божественною Его любовью, и вседушно, всем существом своим предались Ему как Творцу и Богу. Так и этот брат, одержимый лютым недугом, ненавидит и враждует на тех, которые пекутся о его спасении и охраняют его со отцом вместе. Когда же очувствуется и вразумится, тогда искренне возблагодарит за то, что его не оставили в таком недуге совершенно погибнуть. Если же он и неисцелен пребудет навсегда, то пекущиеся о нем неповинны обрящутся и воспримут от Господа мзду за любовь и терпение. Кто же истинно желает спастись, тот не только не будет негодовать, но и сам со смирением умоляет все братство, чтобы замечали пороки его и возвещали отцу. Но и сам не утаивает погрешностей и пороков своих, т.к. верит, что живет с братиями благоговейными и богобоящимися. А поэтому не опасаясь возлагается на их советы и испрашивает с усердием их [святых] молитв, ибо чем более иметь будет молитвенников и помощников спасения, тем тверже и сильнее соделается сам против всех борющих его пороков и страстей. Того ради аввы и отцы духовные повелевают иногда, чтобы сам брат открывал всему братству о всех своих грехопадениях. Иногда же сами отцы пред всем братством изобличают его, чтобы временным стыдом избавить душу его от вечного стыда. Еще же и для того, чтобы внушить всему братству сожаление о душе его, чтобы вместе единодушно с отцом вспомо-ществовали его спасению и своими молитвами умилостивляли бы о нем Господа. Кто может сам себя столько охранить и воспользовать, сколько духовное и единодушное братство? К тому же любовь и простосердечие тогда только истинно познается, когда желает и старается жить с братиею единодушно и ничего не иметь скрытного, то есть ни добродетелей, ни пороков (своих не утаивает). Если же хотя в малейшем чем-нибудь не говорит правду перед отцом свои духовным и братией, то это ясно показывает, что не привязался к ним истинною о Господе любовью, но более обладаем духом презорства, который и подвигает его на злобу и на ненависть к тем, которые пекутся об его исправлении и спасении, к тому же делает его самомнительным и самонадеянным. Единодушные же братии и связанные союзом святой любви, охраняют и остерегают друг друга от всяких пороков и слабостей, и братнее исправление или падение имеют как свое, а потому и стараются вседушно помогать друг другу. Кто же, видя погрешность или порок брата, и оставляет без внимания, ни сам его не увещевая, ни отцу не возвещая, такой осудится как виновный в его погибели, как пишет святой Василий Великий [в правилах иноческих]: «Всякий грех должен быть объявлен настоятелю, либо от самого согрешившего, либо от имеющего сведение о нем. Утаение греха недугующему смерть уготовляет, ибо сказано «жало смерти — грех» (1Кор.15,56); «Лучше открытое обличение, нежели скрытая любовь» (Притч. 27, 5). Поэтому не скрывай грехов один другого, чтобы из братолюбца не сделаться братоубийцею. Не скрывай и у себя самого». А поэтому, как послушнику бесполезно и безуспешно жить при отце без предания и чистосердечного откровения, так и отцу невозможно и бедственно иметь такого в своем окормлении, ибо не ведая ни пристрастий, ни наклонностей, ни свойств брата, как сможет безошибочно исправлять его пороки и искоренять в нем страсти и обычаи, которых не знает, а потому легко может в неведении сам питать его страсти и чесать его струпы. От Бога же неминуемо должен быть спрошен за душу брата, если удержит его при себе. А потому, если сам брат не отходит от отца, но и не покоряется святым правилам и пребывает упорен и не исправлен, тогда отцу благословно (имея достаточную причину) самому отдалить и отчуждить от себя такого. Ибо все ученики, которые верою и любовью по Богу преданы отцу своему, то сами не терпят, чтобы иметь что-либо утаенное от него, т.к. твердо вверяют быть в руки пастыря своего жизнь и смерть их. Такой, по слову Симеона Нового Богослова, никогда не противоречит, но во всем вседушно повинуется ему. Я же опять говорю всякому послушнику, чтобы не тратить попусту времени своей жизни, если не хочет во всем покоряться жить согласно с преданиями святых отцов.
Категория: ЭТО ИНТЕРЕСНО | Добавил: CIKUTA (06.12.2017)
Просмотров: 16
 
ПОДЕЛИТЬСЯ / РАЗМЕСТИТЬ НА СВОЕЙ СТРАНИЦЕ СОЦ СЕТИ

Всего комментариев: 0
avatar

ВАШ КОММЕНТАРИЙ / YOUR COMMENT | ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦ СЕТЬ / SIGN IN VIA SOCIAL NETWORK
ПОИСК
ВХОД НА САЙТ
БАННЕР
СОЗДАНИЕ БАННЕРОВ


ВСЕХ ВИДОВ И ТИПОВ
ОТ ПРИМИТИВА
ДО ЭКСКЛЮЗИВА
НОМИНАЦИЯ

 НОМИНАЦИЯ 
ДЛЯ РЕФЕРАТОВ

Жизнь / Рождение / Смерть / Пространство / Место / Материя / Время / Настоящее / Будущее / Прошлое / Содержание / Форма / Сущность / Явление / Движение / Становление / Абсолютное / Относительное / Абстрактное / Конкретное / Общее / Единичное / Особенное / Вещь / Возможность / Действительность / Знак / Знание / Сознание / Означаемое / ОзначающееИскусственное / Естественное / Качество / Количество / Мера / Необходимое / Случайное / Объект / Субъект / Самость / Человек / Животное / Индивид / Личность / Общество / Социальное / Предмет / Атрибут / Положение / Состояние / Действие / Претерпевание / Понятие / Определение / Центр / Периферия / Вера / Атеизм / Априорное / Апостериорное / Агент / Пациент / Трансцендентное / Трансцендентальное / Экзистенциальное / Добро / Зло / Моральное / Нравственность / Прекрасное / Безобразное / Адекватное / Противоположное / Разумное / Безумное / Целесообразное / Авантюрное / Рациональное / Иррациональное / Здоровье / Болезнь / Божественное / Дьявольское / Чувственное / Рассудочное / Истинное / Ложное / Власть / Зависимость / Миролюбие / Конфликт / Воля / Потребность / Восприятие / Влияние / Идея / Философия / Гармония / Хаос / Причина / Следствие / Игра / Реальное / Вид / Род / Внутреннее / Внешнее / Инструмент / Использование / Цель / Средство / Модель / Интерпретация / Информация / Носитель / Ирония / Правда / История / Миф / Основание / Надстройка / Культура / Вульгарность / Либидо / Апатия / Любовь / Ненависть / Цинизм / Надежда / Нигилизм / Наказание / Поощрение / Научность / Оккультизм / Детерминизм / Окказионализм / Опыт / Дилетантизм / Отражение / Этика / Парадигма / Вариант / Поверхность / Глубина / Понимание / Неведение / Предопределение / Авантюра / Свобода / Зависимость / Смысл / Значение / Структура / Материал / Субстанция / Акциденция / Творчество / Репродукция / Теория / Практика / Тождество / Различие 
 
ХРАМ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ
Храм Святой Троицы
HRAMTROITSA.RU
ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКАЯ 
ЕПАРХИЯ
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ 
ЦЕРКОВЬ


Контакты :
Адрес Епархиального
управления:
153000 Иваново,
ул. Смирнова, 76
Телефон: (4932) 327-477
Эл. почта:
commivepar@mail.ru
Для официальной:
iv.eparhiya@gmail.com
Епархиальный склад:
Телефон: (910) 668-1883
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

МИТРОПОЛИТ ИОСИФ
НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ
РАССКАЗАТЬ О ПРОБЛЕМЕ
 
 
ОТПРАВИТЬ ПИСЬМО
 
 
ГИПЕРИНФО ПУБЛИКУЕТ
ВСЕ ОБРАЩЕНИЯ.
МЫ ЗНАЕМ !!!
КАК СЛОЖНО
ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ
ОТ ЧИНОВНИКОВ
 
 
НЕ МОЛЧИТЕ!
"СТУЧИТЕ, И ОТВОРЯТ ВАМ" -
СКАЗАЛ ХРИСТОС.
С УВАЖЕНИЕМ К ВАМ
АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА.
 
 

     
     
     
     


 
 



   HIPERINFO © 2010-2017  06:51 | 11.12.2017