0001-FF-022.png (200×25)  


 
 
   ГЛАВНАЯ | | ВХОД ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС Гость | RSS   
MENU SITE
ИЩУ РАБОТУ
ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ
ВАШЕ МНЕНИЕ
Я ВИЖУ СЛЕДУЮЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ РФ
Всего ответов: 1715
ПАТРИАРХИЯ
РУССКАЯ
ПРАВОСЛАВНАЯ
ЦЕРКОВЬ

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ

119034, Москва, Чистый пер., 5
Телефон: (495) 637-43-18
E-mail: info1@patriarchia.ru
САЙТ: PATRIARCHIA.RU
СТАТИСТИКА
ОНЛАЙН: 18
ГОСТЬ: 18
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ: 0

   
ГЛАВНАЯ » СТАТЬИ » ЭТО ИНТЕРЕСНО

Преп. старец Зосима Верховский / Поучение о послушании (4)
Слово 13. О порабощении отца и ученика друг другу Не мни, о послушниче! чтобы отец твой свободен был в отношении обязательств и покорности твоей чрез то, что начальствует и управляет тобою. Но как ты должен повиноваться отцу твоему и учителю до смерти, то есть если бы заповедуемо было тебе сотворить что-либо такое, в чем же угрожал тебе и страх смерти, не должно тебе и от такого отступаться, подражая Господу, который был послушлив Отцу Своему даже до смерти крестной. Такое же равное подражание Самому Господу подлежит и отцу твоему, то есть служить потребам души и тела твоего; и если бы предлежало умереть за тебя, то да не отречется. Как Господь Собою образ подал, умыл ноги ученикам, и пострадал и умер за них! Так каждый начальник должен не только послужить своим ученикам, именно потрудиться потреб их ради, но и жизнь свою за души их положить, как священномученик Афиноген и многие другие. Оглавление Слово 14. О лицемерном и правом послушании и как прежде ученики проживали при отцах Спроси, друг, и узнай о всех прежде нас бывших святых отцов: почему они столько многими тысячами собирались к единому некоему отцу, неужели не имели они святых книг или довольного познания и правого рассуждения? Но видим, что находились между ними многие премудрейшие, и превосходили и побеждали многих философов и риторов, которые потом на архиерейство и патриаршество бывали возводимы, многие же из них учением и премудростью превосходили своего отца и наставника. А поэтому не могли ли они исправить сами себя? Но видим, что все они прежде всего старались обрести себе духовного отца, наставника и вождя ко спасению, и предавались, прилеплялись к нему всею душою, попирая и уничижая в конец свое мудрование, с простодушием и усердием слушали и внимали словам и учению его, и во всем повиновались ему, как Самому Богу. Многие же из учеников такою любовью пленяемы и одержимы были к отцу своему, что если бы было возможно, то желали бы не отрываясь день и ночь сидеть и внимать беседам и поучениям своего отца, не отягощался бы ни унынием, ни скукою, только бы услаждался его беседою, улавливая памятью слова из уст его, записывая их в свое назидание. Ныне же видим приходящих в иночество и едиными только устами обещающих со всяким усердием во всем повиноваться и терпеть. Делом же не показывают ни малого тщания и усердия, но пребывают в ожесточении, без веры и любви к отцу своему, и спустя немного времени не только осуждают, противоречат, оспаривают, но и поучают своего наставника. И если он повелит что или сам сделает не по их желанию, то тотчас ропщут, негодуют, немирствуют в душах своих, и внутреннею злобою снедаются, и прочь бегут, поучений же и наставлений и слова его ненавидят, и обличения как стрелы себе вменяют. И так нося одежду и наименование монашеское, делами же во всем поступают противно святым преданиям. Иные же лицемерствуют пред отцом своим, но это есть гибельно, то есть: внутренне осуждать, роптать и негодовать на отца, себя же самого оправдывать; внешностью же отцу поклоняться, ласкаться, смиряться, угождать и во всем подражать, и по подобию его творить; при разлучении же и в отсутствии отца делать противоположное. Тогда по Богу делание бывает повинующегося, когда не видимо для других смиряется, недостойными и грешным признает себя, и не только веленное в точности делает, но и невеленное, если знает, что это угодно отцу, делает с неложным старанием и усердием; своей же воли и хотениям и рассуждению в конец сопротивляется. Так и ты, о послушниче! Если желаешь быть всегда в покое и радовании душевном и не бояться осуждения за свою послушническую жизнь, то сохрани чистою совесть твою, твори всегда равно, как пред лицом отца твоего, так и отсутствуя, с непреложным усердием и любовью, и получишь награду, как бы не отцу, но Самому Богу повинуясь и служа. Оглавление Слово 15. О послушниках, спасающихся чрез чтение святых книг Неудобно такому брату спастись, который мнит и верит научиться всему полезному от чтения или слушания святых книг, слова же или писания отца своего ни во что вменяет и с презорством отвергает. Не понимает же того, что читая святые книги, может быть и за год не дочитается того, что нужно для его устроения и для уврачевания душевных его язв, но скорее всего, вместо пользы и назидания, по неразумию и неопытности будет поглощать отраву души своей: ибо, не находя и не обретая иногда в себе тех пороков, о которых случится ему читать, может снизойти в высокоумие, порицать и осуждать других, свои же душевные язвы и струпы будут в нем согнивать или останутся небрегомыми и не открыты. Иногда же, не познавая, что полезнее и нужнее для него, станет избирать по своему хотению и творить, желая подражать святым отцам, что по его несовершенству может послужить более к его погибели и обольщению. Например: если он заражен и недугует завистью, или злобою, или чревонеистовством и сластолюбием, или высокоумием, а случится ему читать о безмолвии, о богомыслии, о молитве и о прочем тому подобном, что для него еще недоступно, он же с обольщением будет стремиться к этому. А что нужно и полезно для его устроения, о том не только стараться, но и познать не может. Отец же духовный и опытный не иначе, но согласно с его нравом и устроением будет учить и управлять жизнью его, когда словесно, когда письменно для его назидания, не перестанет открывать ему его язвы, прилагать врачевания отеческим своим вниманием, старанием и попечением о спасении души его, согласно с правилами и преданиями святых отец. Следовательно, не заблудится ли бедственно такой, который Сам надеется своим умом и чтением управить себя ко спасению? Не видим ли и в Святых Писаниях примеров многих послушников, живших у доброго и искусного отца, но потому что с небрежением, и неохотно, и без любви и веры слушались слов его, поэтому такие спустя немного прилагаются в ненависти к отцу, и потом начав вопреки отцу своему действовать, и в непотребные дела уклоняться, и потом, не терпя более, отходят от отца, и в конец развращаются и погибают. Поэтому каждый послушник должен ожидать того же и себе, если не будет подражать тем святым, которые с совершенным повиновением и послушанием от всей души любили и уважали слова своих по Богу отцов и наставников. Но зачем такому касаться и жизни монашеской, если прежде всего требует совершенного самоотвержения и истинного предания, с чистосердечным откровением и повиновением безусловным? Если бы возможно было вступающему в иночество без предания, послушания и повиновения спастись, то не понуждали бы святые отцы и не предавали бы правил к повиновению, но за-поведали бы только обращаться к чтению святых книг и этого довольно. Но вместо того все богоносные и преподобные отцы наши единогласно вещают: горе непокорным, ибо падают, как листья, и погибают, уловляемые различным прельщением, больше же богоненавистною гордостью и высокоумием. Не полагай за совершенство того, что изошел из мира монашествовать, и не мни, якобы уже в спасении обретаешься, живя с иночествующими. Тем более не за это помышляй себя богоугодным, что читаешь и слышишь всегда Святое Писание и узнаешь чрез то, как жили святые отцы. Тем более не поэтому равняй себя с угождающими Богу, что обретаешься и живешь сам под руководством отца, наставляющего по подобию древних святых отцов, и так же посвятил себя Богу и по силе своей подвизаешься; не помышляй, что этими деланиями удовлетворил ты за грехи свои, и достиг уже спасительного пристанища. Вспомните, что израильтяне выйдя из Египта и море перейдя, и видев и слышав многие Божие чудеса и промысел о них, и так же быв под руководством и управлением Моисея, и небесною манною питаясь; однако за роптание на Моисея, противоречие, непокорность и нетерпение погибая и падая в пустыне, не достигли земли обетованной. А поэтому и ты, о иноче! должен бояться и блюсти себя тщательно от пагубного роптания, непокорности и нетерпения, чтобы, оставив мир, не пасть и погибнуть в пустыне, не достигнув обетованного блаженства. Оглавление Слово 16. Чтобы не изнемогать в служении для приходящих Подумайте, не достоин ли был бы осуждения такой, который обретя сокровище и, по утруждении своем, не восхотел бы подъять его? Так и этот брат, который о должности [своей] небрежет по утруждению, малодушествует и на иных ропщет. Того ради и лишает себя воздаяния и приплодия, то есть духовного благодатного дарования, и уподобляется тем людям, упоминаемым в евангельской притчи: которые во время веруют и с радостью приемлют, во время же печали или гонения [или напасти] отпадают, соблазняются и не совершают плода. Что же, если бы к этому утружденному и утомленному брату пришел сам царь? Не забыл ли бы и не презрел ли бы он болезнь свою и изнеможение, и не послужил ли бы со всяким страхом, радостью и старанием? Но вместо этого вместе с приходящими к нему странниками, посещает его Сам Царь царей, Господь Бог наш Иисус Христос. Он же, оказывая негодование и роптание свое на приходящих, простирает его и на Самого Христа, а поэтому какого должен ждать себе осуждения! Если на простого и невежду произнести нечто презрительное достойно есть осуждения, насколько же бедственно и многогрешно показуется негодовать и презирать таких, которые утешением любви Божией влекущиеся, посещают нас, ища и желая не временного и тленного, но спасительного и полезного душам своим. И чудо поистине, самовольно и самохотно желает изнурять и утруждать себя разными подвигами и озлоблениями Бога ради; а когда Сам Бог Промыслом Своим посылает ему труд и служение, что не следует и наименовать озлоблением легкости ради, тогда ропщет, негодует, дряхлствует и ни малейшего не показывает терпения. То какая польза тому от самовольного постничества и озлобления, если посылаемого ему труда смотрением Божиим не приемлет и не терпит? А поэтому, не более ли нужно такому очистить себя от гнева и самоволия покорением и послушанием, чем без внутреннего смирения и кротости надеяться на дела телесные, подвижные и трудные? Если снова оправдывает себя такой немощью и недугами, но Господь не ведает ли состояния души его и тела, и не возмог ли бы управить или удержать посещающих до того времени, когда он обретался бы в силе, в крепости и в свободном досуге? Но если всеведущий Господь, видя желание его к подвигам и телесному удручению, соизволил большего ради труда и подвига, послать их к нему во время его изнеможения, по достоинству сугубо и светлее увенчан будет. Следовало бы лучше этому брату возрадоваться о таком случае, в котором смог бы своим благодушным терпением истинное свое служение, усердие и любовь к Богу оказать, ибо в отраде и благоденствии, но в злоключении и терпении вера наша и усердие к Богу показуется. Он же вместо покорности к Богу и послушания своего к настоятелю, сугубо возроптал, то есть и на пришедших, и на братий, не помогающих ему. От этого же да познает, что внешностью только одною служит Богу, ибо тогда только усердно и охотно творит свое послушание, когда здрав и силен или по его хотению бывают посещающие. В противном же случае дряхлствует и смущается. Но как бы он от служения своего утружден ни был, но все не более того болящего старца, который на один вопрос брата о топоре тотчас встал, будучи сильно немощным с одра своего и начал искать тот топор, даже не ведая, когда и где положил. Да вспомнит и праведного Дорофея, как всю ночь исходящим и отходящим в трапезное и угощение и упокоение подавал; сам же столько был в утруждении, что от великого изнеможения был как изумленный. И в таком будучи труде, еще просил братий, чтобы возбуждали его на пение, и на пении снова чтобы не оставляли его дремать. Да вспомнит же еще того старца, который от великого недосуга имел на ногах своих в обуви проросшие зерна. Прилично здесь вспомнить и преподобную Евпраксию, как во время лютой болезни и крови многой, из ноги текущей, не оставила своего служения. И так чрез это ясно показуется, что в служении и послушании брата того ропщущего не телесная немощь столь люто его угнетает и расслабляет, но недоброе расположение души к ближнему, кроющееся в его сердце. Ибо если к приходящим не показывать подобающего радушия и любви, но прошение с холодностью и в молчании служить им, только за послушание, то и такое приятие останется без великой награды и приобретения, тем более с негодованием, роптанием и смущением, которого не может даже утаить, но явно с укорением износит, — такое устроение поистине не монашеского обычая. Сам брат должен сознаться, так как приходящие и посещающие Бога ради никакого зла нанести не могут, но более, как они, так и братия, не помогающие ему в служении, более пользуют его, ибо вся полная награда от Бога останется ему одному. Если бы справедливо был он сильно изнемогший, то и с понуждением и насилованием себя не смог бы от одра восстать, и не только для пришедших, но даже для самого себя не смог бы ничего приготовить, и без услужения иных остался бы и сам голодным. Если же и сам ел, и для посетителей учреждение сотворил, следовательно, имел силу и возможность отправить служение свое и без помощи братий. Подобает же Бога ради и на невозможное и превышающее силы подвизаться; следовательно, стоит ему самого себя укорять и скорбеть о том, что не сподобился благодати Божией и помощи, что бы с добром, с любовью и радостною душою служить за послушание посещающим и всему братству, более же Самому Господу, сказавшему: «так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25,40). Говорят же святые отцы, что ищущие себе послабления и покоя отходят от правой и спасительной стези. И того ради радуйся, о трудниче! а не дряхлствуй о приключающихся тебе трудностях: если обычно и с послаблением поживешь, то обычно и умрешь без извещения о спасении своем. Если же в трудах, трудясь претрудно и безгневно, с любовью повинуясь в послушании, то и Господь возлюбит тебя и преселит, водворит душу твою к преподобным и всем святым, благоугодившим Ему в трудах и злостраданиях, в вечной покой и наслаждение и в соцарствование с Ним во веки веков. Аминь. Оглавление Слово 17. К наставникам и ученикам Для того ли вступаем мы в монашество, чтобы законоположение иноческое превратить и перетолковать по своему хотению и мудрованию? Или возможно ли подумать, чтобы в уставленном и преданном от святых отцов могло что быть не правое и не полезное? Если же верить всему преданному — быть богоугодным, не следовать же тому, и живя и поступая по-другому, как возможно ожидать спасения? Поистине, за это большее предстоит наказание, как знающему как добро делать и не делающему. А поэтому, если кто приходит к иночеству и не оставляет своего мирского нрава и мудрования, но хочет и старается с иноческими подвигами соединить свое мирское мудрование, привычки и наклонности, такой бывает ни инок, ни мирянин, как сказал о некоем святой Василий: и княжество потерял, и монашества не получил. Отцу же и начальнику, или самовластно и о себе живущему, более предстоит опасность, нежели ученику, предавшемуся в повиновение. Потому что ученика преступление и вина бывает к человеку, то есть к отцу своему, хотя святые отцы и в равной мере поставляют [что] к Богу согрешить, что к отцу своему, ему же предаваясь душою. Однако для врачевания и восстания его достаточно только припасть со смирением к отцу и сказать вседушно: «Прости, отче!» А отец восставляет уже его и прощает и врачует, и сам за него отвечает Богу, хотя бы когда и пред Богом согрешил, но верования ради, что отец умолит Бога о нем, приемлет прощение. Отец же и всякий самовластный не имеет о себе ходатая и такого удобного врачевания своим падениям, только единое упование на милосердие Божие. К тому же и более видится погрешение отца, нежели ученика, ибо приражается Самому Богу. Если не последует преданным правилам или если вознерадит, и чрез то ученики его останутся без успехов, то и их души взыщутся с него. А потому самовластному отцу подобает неуклонно наблюдать уставоположение и повиноваться во всем Священному Писанию, и со всяким тщанием стараться искоренять [и отсекать всякие] страсти и богопротивные наклонности учеников своих. Всякий же ученик и послушник должен убедиться и твердо веровать, что не может быть столикой пользы в жизни монашеской ни от поста, ни от безмолвия и моления, ни от нищеты и от разнообразных подвигов, как от узаконенного нерассудного послушания. Если не может иметь безусловного послушания, то это ни от чего более, как только потому, что не считает за святого своего наставника; ибо если бы кто из прославленных Богом святых повелел ему нечто сотворить, то не стал бы противоречить и сомневаться о заповедании. Ныне же все святые и богоносные отцы повелевают не только за святого признавать своего отца, но как Самого Христа слушать и почитать. Следовательно, если в чем противоречит и не слушает своего отца, то не думает о нем, как о святом, себя же считает более сведущим или мудрейшим. А с таким самомнительным пороком как может придти в христоподражательное отеческое смирение? Не стяжавши же истинного смирения, как можно быть спасенным? Не видите ли, сколько царей, князей и великих земли, оставивших суетную славу и величие и притекших к иночеству, повинующихся вседушно Святому Писанию и заповеданиям отеческим, предавших себя в нерассудное и безусловное послушание, совершенно вознебрегших о себе, ни в чем не покоряющихся своему разуму и рассуждению? И чрез то в малом времени благопоспешеством благодати Божией, исполнив все меры уставоположений и быстро протекши все степени послушания и смирения, вознеслись на самый верх добродетелей, которая есть любовь, и ею приобретши и соединившись с Самим Богом, обоженные Его сиянием и небесною славою. Сколь же невыносима жизнь самонравного и самомнительного послушника, и описать невозможно! Ибо всякое послушание и повеление делает с негодованием и отягощением, с роптанием и прекословием; и в таком своем обуревании и возмущении и сам в скорби находится, к тому же и от отца более обличаем и наказуем, и от всех братий соживущих подъемлет негодование, а иногда и уничижение. И так безутешно и всуе проживши все дни свои, потом и на вечное мучение переселиться должен! если же отец как человек возмалодушествует и, отягчившись непрестанным борением с этим непокорным, престанет тщательно исправлять его увещаниями, наказаниями, уничижениями и оставит его в небрежности, и так если случится этому брату приблизиться к исходу души, тогда не только с негодованием восстанет на своего наставника, но и многие будет изрыгать хулы, роптания и проклятия, укоряя его с отчаянием и исступлением: «по твоему, - скажет - нерадению и послаблению отхожу в муку вечную!» Но и отцу предстоит неминуемо истязание и осуждение от Бога, если небрежением его утратится душа брата, искупленная пречистою кровью Самого Господа Иисуса Христа. А потому отец должен до конца, невзирая на оскорбления и негодования брата, учить, обличать, наказывать и вседушно стараться о его исправлении. И тогда небоязненно может сказать: «Господи, я, Твоего ради страха и любви, не переставал вседушно печься о его исправлении, но он не захотел меня слушать и поэтому сам о себе отвечает». Полезнее же и много лучше безбедно и благословно отцу с непокорным и своенравным отнюдь не связываться в сожитие, как святые отцы повелевают, говоря: «нет нам таковым ни единого слова». Какая польза и радование отцу от такого брата, если каждый день видит и слышит его противоречие, негодование и роптание? К тому же отец и от Бога будет иметь осуждение за удержание при себе такого непокорного, ибо он, отверженный и изгнанный, если восчувствует и познает свой вредоносный губительный нрав и обычай и предастся иному, искуснейшему отцу, или иными какими судьбами Божиими обретет себе спасение. Всему же братству, чрез удаление его, последует мир и спокойствие. Оглавление Слово 18. О послушании и безгодном сетовании Самомнительный брат важнейшее самое и полезнейшее и легкое соделывает для себя тягостным и бесполезным. Если бы с простодушием и верою принимал послушание и творил бы все повеленное безрассудно, то без малейшего затруднения и скорби извещался бы о своем спасении и радовался бы душою. Он же высокоумием своим и своенравием всякому послушанию, повелению или наставлению отца прилагает свое рассуждение и рассмотрение, и через это лишается духовного мира и спасительных плодов, и хотя совершает повеленное, но без веры, с негодованием и ропотом. А поэтому, как Сам он, так и каждое дело, творимое им, не благоприятно Богу. Да рассуждает же сам такой, где и в чем обретается его послушание, не лучше ли равенство и братство; истиннее же наглое взятие преимущества пред отцом своим. И бывает гордый наставник своему по Богу отцу и наставнику. И вместо того, чтобы со смирением от единого слова слушать и повиноваться, он дерзостно противоречит и самовластно подает советы, как мудрейший и искуснейший своего отца. Отец же говорит такому: «Брат, я не как наставник тебе говорю, но как брат, нужное только объявляю, ты же как обладатель и судия рассматриваешь и рассуждаешь, добро ли будет или нет; то где в тебе хотя бы дух смирения, и кроткое мо-нашеское послушание и терпение, и как это оскверненное по-слушание почитать [или именовать] истинным послушанием?» Благоразумный отец должен от такого высокоумного и непокорного ученика и послушника умалчивать и скрывать некоторые дела, чтобы менее было ему осуждения: ибо отец, как только начинает при нем объявлять или повелевать что-либо, как он в ту же минуту делается дерзким судиею и советником, а не послушником. Следовательно, всякое отеческое заповедание и глаголание бывает брату в грех и осуждение. О брате и послушниче! Как можешь и уповаешь благоугодить Господу, если живешь с отцом твоим совершенно противно Божественной его воле и учению? Сам отец твой должен опасаться и ухищряться творить или говорить то, чтобы было в угодность твою, чтобы чрез то избегать немирствия твоего и крамолы. И так ты несогласием своим и непокорным нравом связываешь отца твоего? Как же связанный тобою отец может освободить и разрешить, и отъять от тебя твои страсти и пороки? Но отцу поистине лучше самому быть связанным и не говорить и не обличать тебя, чем доводить до негодования и противоречия, и чрез то множайшему подвергать осуждению. Но и самому отцу — непрестанная болезнь и печаль, если ученик живет по своему разуму, не слагаясь с его волею и учением. Как же примет лечение себе такой брат, если не уважает слов своего отца и всегда отягощается его поучением? Поистине, если не имеете веры к отцу своему и наставнику, то всуе и без пользы протекают дни его, и обоим, ему и наставнику, непрестанное огорчение и томление. Лучше такому брату удалиться и пойти к иному, искуснейшему, ему же сможет покорить разум свой и волю. Подобает новоначальному брату с самого вступления своего с опасностью прилежно испытывать и рассматривать, не кроется ли некоего еретического нечестия у этого отца, к которому намерен прилепиться в сожительство, или не бывает ли столь злобен, потому что быть ему не примирительным отнюдь, и к такому пусть не предается, ибо не безбедственно есть для ученика оставить и удалиться от отца, ему же по Богу предавшись. И от единого только нечестия еретического безгрешно есть оставить и удалиться. Если же благодатью Божией от этого чист и свободен отец, то все прочие всякие его повеления и распоряжения подобает принимать с простотою и послушанием, хотя бы что казалось и не добром. Подобает помнить всегда, что не за добрые и искусные дела и работы уготована награда монашествующим, но за смирение, послушание и терпение. А если возмалодушествует и не захочет терпеть, и оставит отца своего и братство без справедливой и благосклонной на то вины, такого святые и богоносные отцы уподобляют Иуде предателю, и говорят: мертв душою и лишен Божьей благодати. Братству же всему подобает с таким, который противится и не покоряется отцу своему, отнюдь не сообщаться, но бегать и удаляться, как от прокаженного, потому что святые отцы и тех равно отлучают и отвергают, которые с такими сообщаются. Если игумен или иерей кого отлучит, то с таким не должно никому иметь сообщения. Тем более, кого все вселенские соборы и святой Василий Великий и прочие богоносные отцы либо проклинают, либо отвергают, либо отлучают и окаивают, — не подобает с такими сообщаться. Равно и святой Златоуст повелевает от такого всему братству отвращаться, ибо если один отец его отвергнет, а братия дружественно будут с ним обращаться, то не возомнит ли он, что по неразумию или по злобе отец отвергает его, и утвердится во мнении, что если бы он был не прав и виновен, то и все братство вместе с отцом отвратилось бы от него. А потому и останется не исправен в своем ожесточении и нечувствии. Неисправление же его и погибель душевную взыщет Бог на тех, которые благоприятствовали ему и не вспомоществовали, не единодушествовали с отцом. Оглавление Слово 19. О подвиге и творении легких дел Сколько удобно и благопоспешно благодать Божия устроила пребывание наше на месте этом, где пресечены все вины к великим грехопадениям, как то: сребролюбствовать нет потребы, враждовать с кем-либо не имеется вины, излишнего и роскошного не приобретается, пьянство, блудодеяние и чародеяния и подобные смертельные грехи не должны между нами и вспоминаться. Этих всех и прочих избежали мы не своим старанием или заслугами, но единою только благодатью Божиею. Оставлено же нам только одно малейшее борение — да не в конец будем праздны от духовного подвига, как то: есть подобает с воздержанием, отметать в неразрешенное время сластопитание, храниться от ропота, не погружаться в многоспание, по силе понуждать себя во бдении, стараться о чистом сердечном молении, не печься о суетных и излишних потребах, с мирянами не много разглагольствовать и не распытывать об их делах, о всякой вещи благословляться, с непритворным смирением просить прощение, на всякое повеление быть готовым и не непослушным, и прочие, что приличествует жительству монашескому. Если же этих легчайших подвигов не постараемся исполнить, то в чем окажется пред Богом достодолжная от нас покорность, боязнь, любовь и благодарение? И в чем можем отличаться от бессловесных скотов, если по приятии столикой Божией благодати проживем все дни наши, только насыщаясь и покоясь? За это, по слову святого Пророка, неминуемо из чести, которую дает нам Бог, чтобы быть чадами Его, приложимся скотом несмысленным и уподобимся им (см. Пс.48,13). В иноческих добродетелях ухищряется диавол и обманом уловляет слабых и унылых, показывая им неудобство, труд и тяготу, когда отнюдь не имеется никакого неудобства, ни труда, ни излишней тяготы, более же множайший покой и отрада, чем в мирском пребывании. Он же прельщает равным образом, якобы показывая мечтанием страшилища, когда истинно нет ничего. Какое затруднение или стеснение истребляет объедение и довольствует умеренным питанием? Какая тягота не вдаваться во излишественный и безвременный сон? Не более ли от этого получаем умное трезвение, но и здравие телесное сохраняется более от умеренного сна и пищи. И еще: какое неудобство отсекать свою волю, не быть ропотливым и блюстись от прекословия, пребывать же в покорности и послушании? Какой стыд быть искренно откровенным своему по Богу отцу и обладателю? Какой труд преодолеть праздность, леность и нерадение? Какое неудобство может воспретить, чтобы отринуть, Бога ради, свои прихоти, своенравие и, согласуя со Святым Писанием, вдаться в покорение и послушание, и возложиться во всем на волю и мудрование отца своего, а через то стать в постоянном мире и покое, и беспечалии, и знать о своем спасении? Если же спросите, почему иные в иночестве многие года прожившие, всегда отягчаются, унывают, изнемогают и потом впадают в великие преступления? Святой Златоуст говорит: что такие страждут от лености и небрежения, или в новоначалии своем нерадели, или потом начали жить ослабно и небрежно и без окормления. Потому что в иночестве труд, хотя обретается, но для усердных и старающихся сей труд бывает не тягостный, более же утешительный. Ленивый же и на ложе своем тяготится обращаться. То как такому возможно понять и восчувствовать легкость и услаждение в иноческих подвигах, а посему не от унылых и ленивых захотите навыкнуть, но взирайте на подвизавшихся усердно, те уверяют и свидетельствуют жизнью своею, что поистине легко есть и сладостно иго Христово: ибо видим из тех много богатых и царей, которые от самых пелен до вступления в иночество пожили во всякой отраде, наслаждении и покое, потом же, как не чувствуя труда, так доброхотно, с теплотою и радованием духа подвизались. Диавол наводит тяжкие и великие искушения или несносные скорби и беды, и напасти на таких, которые в малых и легких искушениях не побеждаются. Как видим праведного Иова, богоугодно и непорочно пожившего и потом люто от диавола пострадавшего, так же и святых мучеников, страшные муки претерпевших и невыносимые страдания, в коих и не дивно бы победиться, если бы душевная твердость и мужество не укрепляло их телесные немощи благодатью и помощью Божиею. Ибо всего тела уязвление, раны гноение, лютость огня, жил исторгания, кожи одирания, глада и жажды томление, и иная тому подобная, кто не ведает, сколь тяжело есть терпеть? Но впрочем угодники Божии не только наносимые от мучителей им страдания претерпевали, но и сами чрез себя за любовь к Господу подобное тому страждущие претерпевали. Как святой Варлаам мученик, сам держал руку свою над нечестивым жертвенником и не отпустил, пока с огнем вместе отпала и рука его. Подобно и святой Мартиниан хворостом себя опалил и в море ввергся. Иные же персты свои сожгли, иные язык зубами отсекли, борясь против блудной сласти. Иные постом, бдением и жаждою себя томили. Иные же на столпах, и в гробах, в затворах неисходно пожили, и хлад, и жар, и всякую нужду Христа ради мужественно претерпевали, ибо лучше изволили лишиться жизни, нежели что неугодное Господу содеять. Нам же ныне предлежат иноческие только обязанности исполнить, и претерпевать легкие и посильные труды и подвиги, но еще и в них окажемся нерадивы и невнимательны к своему спасению, то как благодать Божия возведет нас на большее преуспеяние и бесстрастие? Почему диавол не борет сильно иноков на великие грехи и беззакония, как то: на прелюбодеяние, убийство, чародеяние, сребролюбие или на отвержение Христа, но паче прельщает и борет, по мнению, невеликими и маловажными грехами, как то: сластолюбием, объедением, леностью, праздностью, смехом и кощунством, непокорностью, роптанием, осуждением, своеволием и подобным тому? Того ради, что не за великие почитаются они, без опасения преклоняются и, оскверняясь в оных, мнят быть беспорочными и не подлежать осуждению. Диавол же ухищряется и старается, чтобы чрез оные в большее ввергнет осуждение и погибель, ибо ведает, что против малых искушений и подвига не требуется великого. Нам же многогрешным надлежало бы не отметаться и от великих подвигов и трудов, но вместо того, если и в малых и нетрудных борениях и искушениях его удобно побеждаемся и творим беспечно его волю; прогневляем же и оскорбляем Спасителя и Искупителя нашего Господа Иисуса Христа, Иже страдание и Крест претерпел нашего ради спасения. А мы и малых лишений и отсечений своих страстей и прихотей не хотим потерпеть для угождения Ему и в удовлетворение за тяжкие грехи наши. То какого не подъимем осуждения, если и в иноческой жизни не престанем творить волю исконного врага нашего диавола, как говорит один от святых: если волею не повинуется воле Божией, такой и неволею повинется диаволу. Тогда иноком некие погрешности бывают от благодати Божией простительны, если претыкаются и падают ни от нерадения, ни от лености, но тщательно блюдущие себе и неусыпно борющиеся, но немощно побеждаются и невольно увлекаются. Почему и собственная совесть не укоряет такого, ибо по силе своей сделал подвиг и старание, но что человек немощью склонился. Если же собственная совесть сообщает и обличает, что не по немощи и бессилию, но по нерадению и бесстрашии живет противно иночеству, то есть не по слабости и немощи, но по чревоугодию сластно пресыщается, по лености скучает на молитве, погружается во многосонние по неупражнению в Святом Писании, ожесточается ко всем добрым делам и приходит в бесстрастие, невниманием и небрежением низвергается во всякие страсти и пороки, и тогда как смертные вменяются такому его согрешения. Как говорит святой Исаак Сирский о нерадивых: если и тяжко им быть с грехом, но тяжкое ожидает их и мучение. И в другом месте: «кто разумеет делать добро и не делает, тому грех» (Иак.4,17).
Категория: ЭТО ИНТЕРЕСНО | Добавил: CIKUTA (06.12.2017)
Просмотров: 21
 
ПОДЕЛИТЬСЯ / РАЗМЕСТИТЬ НА СВОЕЙ СТРАНИЦЕ СОЦ СЕТИ

Всего комментариев: 0
avatar

ВАШ КОММЕНТАРИЙ / YOUR COMMENT | ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦ СЕТЬ / SIGN IN VIA SOCIAL NETWORK
ПОИСК
ВХОД НА САЙТ
БАННЕР
СОЗДАНИЕ БАННЕРОВ


ВСЕХ ВИДОВ И ТИПОВ
ОТ ПРИМИТИВА
ДО ЭКСКЛЮЗИВА
НОМИНАЦИЯ

 НОМИНАЦИЯ 
ДЛЯ РЕФЕРАТОВ

Жизнь / Рождение / Смерть / Пространство / Место / Материя / Время / Настоящее / Будущее / Прошлое / Содержание / Форма / Сущность / Явление / Движение / Становление / Абсолютное / Относительное / Абстрактное / Конкретное / Общее / Единичное / Особенное / Вещь / Возможность / Действительность / Знак / Знание / Сознание / Означаемое / ОзначающееИскусственное / Естественное / Качество / Количество / Мера / Необходимое / Случайное / Объект / Субъект / Самость / Человек / Животное / Индивид / Личность / Общество / Социальное / Предмет / Атрибут / Положение / Состояние / Действие / Претерпевание / Понятие / Определение / Центр / Периферия / Вера / Атеизм / Априорное / Апостериорное / Агент / Пациент / Трансцендентное / Трансцендентальное / Экзистенциальное / Добро / Зло / Моральное / Нравственность / Прекрасное / Безобразное / Адекватное / Противоположное / Разумное / Безумное / Целесообразное / Авантюрное / Рациональное / Иррациональное / Здоровье / Болезнь / Божественное / Дьявольское / Чувственное / Рассудочное / Истинное / Ложное / Власть / Зависимость / Миролюбие / Конфликт / Воля / Потребность / Восприятие / Влияние / Идея / Философия / Гармония / Хаос / Причина / Следствие / Игра / Реальное / Вид / Род / Внутреннее / Внешнее / Инструмент / Использование / Цель / Средство / Модель / Интерпретация / Информация / Носитель / Ирония / Правда / История / Миф / Основание / Надстройка / Культура / Вульгарность / Либидо / Апатия / Любовь / Ненависть / Цинизм / Надежда / Нигилизм / Наказание / Поощрение / Научность / Оккультизм / Детерминизм / Окказионализм / Опыт / Дилетантизм / Отражение / Этика / Парадигма / Вариант / Поверхность / Глубина / Понимание / Неведение / Предопределение / Авантюра / Свобода / Зависимость / Смысл / Значение / Структура / Материал / Субстанция / Акциденция / Творчество / Репродукция / Теория / Практика / Тождество / Различие 
 
ХРАМ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ
Храм Святой Троицы
HRAMTROITSA.RU
ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКАЯ 
ЕПАРХИЯ
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ 
ЦЕРКОВЬ


Контакты :
Адрес Епархиального
управления:
153000 Иваново,
ул. Смирнова, 76
Телефон: (4932) 327-477
Эл. почта:
commivepar@mail.ru
Для официальной:
iv.eparhiya@gmail.com
Епархиальный склад:
Телефон: (910) 668-1883
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

МИТРОПОЛИТ ИОСИФ
НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ
РАССКАЗАТЬ О ПРОБЛЕМЕ
 
 
ОТПРАВИТЬ ПИСЬМО
 
 
ГИПЕРИНФО ПУБЛИКУЕТ
ВСЕ ОБРАЩЕНИЯ.
МЫ ЗНАЕМ !!!
КАК СЛОЖНО
ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ
ОТ ЧИНОВНИКОВ
 
 
НЕ МОЛЧИТЕ!
"СТУЧИТЕ, И ОТВОРЯТ ВАМ" -
СКАЗАЛ ХРИСТОС.
С УВАЖЕНИЕМ К ВАМ
АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА.
 
 

     
     
     
     


 
 



   HIPERINFO © 2010-2017  21:30 | 16.12.2017