0001-FF-022.png (200×25)  


 
 
   ГЛАВНАЯ | | ВХОД ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС Гость | RSS   
MENU SITE
ИЩУ РАБОТУ
ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ
ВАШЕ МНЕНИЕ
Я ВИЖУ СЛЕДУЮЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ РФ
Всего ответов: 1714
ПАТРИАРХИЯ
РУССКАЯ
ПРАВОСЛАВНАЯ
ЦЕРКОВЬ

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ

119034, Москва, Чистый пер., 5
Телефон: (495) 637-43-18
E-mail: info1@patriarchia.ru
САЙТ: PATRIARCHIA.RU
СТАТИСТИКА
ОНЛАЙН: 17
ГОСТЬ: 16
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ: 1
CIKUTA

   
ГЛАВНАЯ » СТАТЬИ » ЭТО ИНТЕРЕСНО

Новый эклогион / Избранные жития святых, пересказанные преподобным Никодимом Святогорцем (26)
Однажды, проходя через Назарет, в полдень, святой велел сделать небольшой привал, чтобы отдохнуть от жары и дорожных трудов и вкусить хлеба в саду, что встретился им на пути. Когда они стали искать садовника, чтобы тот дал им фруктов из сада, вышла какая-то женщина. На вопрос святого, есть ли у нее муж, она с горечью отвечала, что муж ее уже много лет прикован к постели, и ложе его сделалось гробом и для него, и для нее, несчастной, которая мучается вместе с ним. Выслушав ее рассказ святой пожалел ее и вздохнул из глубины души. Перед уходом он зашел к больному и, обратившись на восток, призвал на помощь страждущему Врача душ и телес. Затем, коснувшись головы больного, благословил его и ушел. И - о чудо! - через некоторое время больной поднялся с постели в полном здравии, как будто никогда не болел. Когда же преподобный возвращался в Акру, ему принесли из этого сада множество овощей и разных фруктов в качестве небольшой благодарности за оказанную им бесценную помощь. Однажды, преподобный тайно ночью пришел в Иерусалим и зашел в храм Святого Воскресения, чтобы поклониться Животворящему Гробу Господню. И хотя он все делал втайне, случившиеся от его присутствия чудеса явили его пребывание. В то время в Иерусалиме была страшная засуха, и христиане призывали пророка Илию, чтобы разрешил эту напасть, Бог и послал им великого Леонтия. По его молитвам пролился сильный дождь, который наполнил водой все колодцы, напоил поля, и те, кто незадолго до этого испытывали сильнейшую жажду, в преизбытке получили воду и обрели надежду на то, что урожай будет спасен и они получат в изобилии хлеб и плоды. Все только и говорили о дивном Леонтии: "Пришествием своим и молитвами великий святой архиерей Божий избавил нас от опасности умереть от жажды. Пойдемте, припадем же к нему, чтобы он и Далее был нам помощником". Узнав, что Леонтий в Иерусалиме и его прославляет народ, латиняне, а особенно их епископ, из зависти задумали Убить святого, который не сделал им никакого зла. Латин-ский епископ ночью подослал в дом, где находился Леонтии, вооруженных людей, но Бог сохранил его от убийц, наказав их слепотой. Они увидели, что в доме преподобного зажгли свет, и, подбежав к дому, хотели войти внутрь, но не нашли двери. Они искали дверь всю ночь, думая, что смогут войти в дом по свету, который видели, но нечестивцы были посрамлены. Вернувшись ни с чем к тому, кто их послал, они сказали: "Праведного Леонтия хранит Бог и никто не может причинить ему вред". Об этом чуде стало известно повсюду, и многие удивлялись. Слух об этом случае дошел даже до столицы, и царь Мануил Комнин, узнав о нем, пригласил святого прийти к себе. Об этом чуде услышал и правитель Дамаска, который, хотя и был агарянином но почитал добродетель преподобного. Он послал ему письмо, в котором приглашал к себе, обещая, что выдаст ему хрисовуллу, назначит достаточное пропитание для него и его людей, и передаст христианам церковь Божией Матери, которая находилась под властью агарян. Святой направил ему ответное письмо с благодарностью за его доброе распо-ложение и объяснил, что не сможет прийти в Дамаск, так как царь пригласил его в Константинополь. Преподобный лишь попросил правителя прислать ему грамоту, в которой бы повелевалось пиратам, плавающим по морю на его кораблях, не причинять вреда ни ему, ни его спутникам. Правитель тотчас же прислал охранную грамоту, посчитав, что это преподобный оказал ему благодеяние. Эту грамоту Леонтий привез в Константинополь и показал царю во обличение латинян, которые, называясь христианами, не выказали ему такого расположения, какое выказал нечестивый правитель Дамаска. Божественный Леонтий приложил множество усилии, чтобы получить позволение служить на Живоносном Гробе Господнем, но так ничего и не смог добиться. Ему дозволили лишь заходить внутрь и поклоняться, как любому из паломников, поэтому преподобный решил удалиться из Иерусалима. На обратном пути на Родос в море началась сильнейшая буря, так что кораблю грозила опасность пойти ко дну. Все пассажиры кричали и рыдали в ожидании смерти, а когда канат, на котором была закреплена спасательная шлюпка, оборвался, и лодка упала в море вместе с людьми, они стали плакать еще сильнее. Увидев такую скорбь, святой сжалился над ними, и, закрывшись в каюте на носу корабля, стал молить Бога о помощи. Господь услышал его молитвы и даровал спасение и ему, и людям, бывшим на корабле и в лодке. Когда святой Леонтий, утомившись от продолжительной молитвы, задремал, Бог открыл ему Свое благодеяние. Тотчас же стряхнув сон, преподобный сказал плачущим людям: «Дерзайте, и не бойтесь, никто из нас не утонет, но благодатью Божией мы все спасемся, даже люди в лодке, о которых вы думаете, что они погибли. Завтра мы найдем ее со всеми людьми, которые в ней находились". Все те, кто знал Леонтия как человека святого, поверили его словам, но многие и не поверили, среди них был и капитан. Преподобный утешал его, говоря: "Не бойся, человек, благодатью Божией мы спасемся все, с кораблем и лодкой". Однако, подумав, что слова преподобного были лишь утешением, капитан продолжал оплакивать свое несчастье, ибо, судя по силе ветра и расстоянию в две мили, которое отделяло их от суши, кораблекрушения нельзя было избежать. И все-таки корабль, подгоняемый сильнейшим ветром, приблизился к суше, где и произошло все, что предсказывал преподобный. Буря прекратилась, настал штиль, корабль избавился от опасности, лодка оказалась у берега невредимой; все удивлялись и прославляли Бога и патриарха, называя его мужем святым и прозорливым, а себя считая счастливцами, так как удостоились чести путешествовать с таким святым человеком. После этого случая они стали воспринимать Леонтия, как Ангела Божия. Когда путешественники прибыли в Константинополь, Царь, узнав о случившемся, всячески ублажал святого, лобызал его руки, возлагал их себе на очи, и весьма радовался той милости, что Царь всех Господь одарил его радостью общения с таким великим святым. Но прошло немного времени, и царь Мануил отошел ко Господу. Как раз в это время эконом Патмосского монастыря Антоний, придя в столицу, попросил патриарха походатайствовать перед царем, чтобы ему выдали хрисовуллу, и монастырь не платил налог за владение кораблем. Патриарх сурово ответил Антонию: - О чем ты говоришь, Антоний? То, что я приобретал с детства до самой старости, я должен потерять в одну минуту, презреть Бога и Его заповедь ради твоего монастыря? Отойди от меня, человек, я никогда не предпочту тленного царя моему Бессмертному. Услышав это, Антоний очень опечалился, но преподобный, ободряя его, сказал: - Что ты печалишься, Антоний, и помрачнел лицом? Знай что после моей смерти и смерти нынешнего царя, которая вскоре последует, ты получишь то, о чем просишь сейчас. - Когда ты умрешь, этого не случится. - Неужели ты мне не веришь, Антоний? Благодатью Святаго Духа заверяю тебя, что ты своими средствами решишь этот вопрос, просто заплатив за хрисовуллу. Все это случилось, как и предсказывал преподобный, в царствование Исаака Ангела. Этого же Антония святой Леонтий исцелил от болезни языка, ибо у него образовался на языке нарост величиной с горошину, из-за чего Антоний не мог нормально говорить, и с трудом ел. Проконсультировавшись у врачей, Антоний узнал, что исцелиться можно только удалив нарост. Патриарх же сказал Антонию: - Давай, побудь мне канонархом, а я спою Богу моему, и после этого посмотрю твой нарост. Взяв книгу, Антоний, превозмогая боль, стал канонархати шепелявым голосом, а преподобный пел. Когда закончилась служба, святой, обратившись к нему с улыбкой и веселым лицом, сказал: "А сейчас покажи мне, что у тебя за болезнь. Открыв рот, чтобы показать нарост, Антоний - о чудо! - обнаружил, что от болезни не осталось и следа, и казалось, что нарост кто-то вырезал, пока святой пел. Этому Антонию преподобный предсказал многое из того, что должно было случиться в будущем. Кроме всего прочего, он рассказал и о двух монахах, что пребывали в Патмосском монастыре. Внешне казалось, что они вели жизнь, как и все прочие монахи, но на самом деле своими грехами они погрузили себя в погибель. Застонав из глубины души и заплакав, Антоний спросил у преподобного, кто они, познают ли они свои согрешения и покаются ли. Святой назвал имена монахов и сказал: - О если бы они покаялись, иначе горе им. Услышав это, Антоний сильно плакал, плачу с ним и я, автор этих строк, потому что поистине достойно плача поведение когда кто-то всю жизнь грешит и не кается. Великий Леонтий имел от Бога власть запрещать и Ангелам, о чем будет рассказано далее, так что истинно писал апостол Павел к Коринфянам: «Разве не знаете, что мы будем судить ангелов?» (1Кор.6: 3) Патриарх Антиохийский Кирилл крайне тяжело заболел. Он был прикован к постели, и в лице его уже не оставалось и следа жизни. Навестить его и попрощаться с ним пришло множество архиереев и архонтов, среди которых были и патриарх Константинопольский Феодосии, человек, исполненный добродетелей, дышащий более благом, чем воздухом, и великий Леонтий. Все стояли вокруг кровати Кирилла, но ничем не могли ему помочь, не могли даже поговорить с ним, потому что, находясь при последнем издыхании, он был без чувств. Что же тогда решили сделать два патриарха? Они решили приблизить его смерть, чтобы уберечь от страданий по причине медленного разлучения души от тела. Один склонял другого повелеть Ангелу как можно быстрее забрать душу Кирилла. Божественный Леонтий говорил патриарху Константинопольскому, что он должен приказать Ангелу, потому что его сан, согласно канонам, более высок, чем у Иерусалимского патриарха. Константинопольский патриарх отвечал, что величие уступает добродетели, ибо добродетель более ценит Господь. Нако-нец, чтобы не тянуть время и не мучить больного, великий Леонтий послушался, прочитал молитву, подняв руки, сотворил в воздухе знамение Животворящего Креста и сказал Ангелу: "Страшным именем Единосущной и Живоначальной Троицы повелеваю тебе, Ангел Господень, такой же, как и мы, смиренные, раб, не откладывая разлучить душу брата нашего от тела и представить ее Владыке Богу, и не исполняй никаких других повелений, пока не закончишь этого". И Ангел Божий, повинуясь повелению, которое исходило от великого и саном, и добродетелями мужа, тот час же отделил душу патриарха Антиохийского от тела и отнес ее в место, ей предназначенное. Однажды божественный Леонтий, заболев, решил посетить баню. После бани ему полегчало, и он, сидя на скамейке, в шутку сказал своему слуге Евлогию: "Ну что, Евлогий не поехать ли нам на Кипр, чтобы проверить имущество подворья Святого Гроба?" Евлогий ничего не ответил, однако про себя подумал: "Однако, Евлогий, этот престарелый и полуживой еще и на Кипр захотел поехать". И в ту же минуту преподобный сказал: "Евлогий, ты думаешь, что я, больной и полуживой старик, не смогу поехать на Кипр? Нет, Евлогий, и не надейся, что от меня сокрыты помышления твоего сердца". После этих слов Евлогий обомлел и долгое время молчал, удивляясь, как Леонтий узнал о его помыслах, и больше уже ничего не говорил и отгонял скверные мысли, чтобы святой снова не стал его обличать. Еще о множестве других подобных случаях, случившихся с великим Леонтием, мы не станем рассказывать, чтобы не утомить слушающих, и перейдем к описанию кончины преподобного. Когда завершились тринадцать с половиной лет, дарованных Богом святому, он заболел и слег. Зная, что пришло время его кончины, он спешно простился со всеми, как будто быстрее торопился уйти к Желанному Господу. Окружавшие же скорбели о его отшествии, потому что им не суждено уже было видеть его. В четырнадцатый день месяца мая он предал блаженную свою душу в руки Божий, не оставив указаний о похоронах. Бывшие с ним положили священные останки в деревянную раку и оставили в храме Архангела Михаила до тех пор, пока не поступят указания от царя. Все священство Константинополя воспевало надгробные песнопения, а ученики преподобного, особенно Евлогий, поручили искусному живописцу написать на доске образ святого. Встав напротив ложа, где возлежали священные останки, художник с любопытством вглядывался в божественный лик, чтобы запечатлеть его. Он заходил и справа, и слева, отходил и подальше, и поближе, но всуе трудился, потому что написать ничего не смог. Даже после смерти святой не хотел чтобы с него писали икону. Потому божественный его лик казался живописцу неодинаковым - о чудо! - и постоянно менялся. Даже после смерти преподобный строго хранил свое смирение, чтобы научить нас тому, как мы должны подвизаться, чтобы избежать сетей завистливого диавола. Но то, что случилось после погребения преподобного, есть поистине чудо из чудес. Под раку с мощами преподобного положили множество измельченной черепицы, чтобы впитать трупную жидкость, если она потечет из раки. По прошествии четырех дней подошедшие к раке обоняли неизреченное благоухание, исходившее от святых мощей. Но самым удивительным и ужасным было то, что из святых мощей текла кровь, как будто от свежего пореза ножом. Кровь была и на мраморных плитах, покрывавших пол, и, казалось, сверкала на белизне мрамора. Удивительно и то, что деревянная рака с мощами преподобного была вложена в другую раку, но крови было столько, что она переполнила обе и стекала на пол. Из этого чуда можно заключить, что святой был, как бы живой среди мертвых, причислен к мученикам за вольное свое страдание, которое претерпел, когда избивал себя ремнем, истыканным гвоздями. Узнав о необычном чуде, царь Андроник соорудил величественную раку и с честью положил в нее всечестные мощи преподобного. Так праведный приложился к праведным, преподобный к преподобным, вольный мученик к мученикам, великий архиерей к архиереям. Сейчас он пребывает гам где Бог, и приемлет достойные награды за свои труды во славу Отца и Сына и Святаго Духа, единого Божества и Царства, которому подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно, и во веки веков. Аминь. (Написано монахом Феодосием Константинопольским) Оглавление Житие и подвиги преподобных отцов наших Симеона и Саввы, приснопамятных ктиторов священной Хиландарской обители, просиявших в XII веке Эти святые были родом из Сербии. Симеон был отцом Саввы и царем Сербии, а его жену, мать Саввы, звали Анной. Оба они были православными и благочестивыми христианами царского рода. У них родились двое детей: сын и дочь, потом царица заболела, и детей они больше не имели. Будучи властителями царства и обладая множеством богатств, они молились со слезами Богу, чтобы Тот дал им еще ребенка. Услышав их мольбы, Господь даровал им и третье чадо - приснопамятного Савву, которого родители с малых лет отдали учиться священной грамоте. Вскоре он изучил все церковные книги на сербском языке, и выказывал такой разум, смирение, благопорядочность и кроткий нрав, что все, кто общался с ним, любили его и уважали. Чем больше он возрастал телесно, тем более возгоралась в нем любовь к Богу. Полностью отдавшись этой Божественной любви, Савва ни о чем другом более не помышлял, как о том, чтобы угодить Творцу и Создателю своему Богу. Будучи семнадцати лет от роду, он непрестанно, день и ночь, молился, подвизался в постах, бдениях и прочих злостраданиях, прося Бога сподобить его жизни по Христу, ибо весьма возлюбил девство. И человеколюбивый Бог дал ему просимое следующим образом. Узнав о добродетелях Симеона, отца Саввы, который был весьма милостив к нищим, некие отцы со Святой Горы пришли в Сербию за милостыней. Был среди них и один русский из русского монастыря, муж святой жизни. Беседуя с ним, блаженный Савва спрашивал его о святогорских обителях, о порядках в них, о том, как живут в них отцы, и обо всем, что было полезно для достижения его цели. Узнав все, что хотел, Савва залился слезами, а потом сказал: «Вижу я, что Бог, ведающий глубины моего сердца и мою цель, послал тебя ко мне, грешному, чтобы ты наставил меня на путь Божий. Весьма возрадовалась душа моя от Божественных словес твоих, и не могу я более оставаться в этом обманчивом мире и видеть ложную его славу и блеск. Прошу же тебя, научи меня, как избежать мирской суеты и сподобиться той жизни, которой живет ваша святыня? Родители хотят меня поскорее женить, поэтому я решил уйти на Святую Гору и прошу твоего совета». Старец же отвечал ему: "Вижу я, чадо, что намерение твое угодно Богу, и что любовь Божия обладает твоей душой. Поэтому то, что замыслил, делай скорее. Я же буду тебе спутником и проводником до тех пор, пока не приведу тебя на Гору". После этого блаженный Савва придумал способ, как ему убежать. Он послал старца вперед, чтобы тот поджидал его в условленном месте, а сам пошел к отцу и сказал: "Слышал я, что вблизи этой горы хорошая охота, и потому прошу вас благословить меня немного поохотиться и погулять. Если же я задержусь, то прошу не гневаться на меня". Отец дал ему разрешение, предоставил, сколько тот хотел, рабов, и благословил. Уйдя с большой радостью, Савва пришел туда, где ждал его старец, и приказал рабам ждать его там. Сам же вместе со старцем пошел в ближайшее селение и, сменив царские одежды на одежды бедняка, в дом которого они зашли, отправился на Святую гору в русский монастырь. Там Савва стал учиться у старца монашеской жизни, которую проходил с великой ревностью послушанием, необыкновенно почитая своего старца. Ро-дители же Саввы безутешно плакали и рассылали повсюду людей, чтобы те усердно его искали, ибо не могли спокойно перенести исчезновение такого прекрасного и благоразумного сына, которого отец хотел сделать наследником царства. Посланные царя искали повсюду, даже и на Святую Гору пришли три архонта. Тщательно все обыскав, они обнаружили Савву в русском монастыре, и хотели забрать его с собой. Но Савва тайно ночью забрался на монастырскую башню и вынудил своего старца облечь его в ангельский монашеский образ. Затем, написав письмо о суете мира о кончине века, о блаженстве святых и нескончаемых муках грешников, он отослал его родителям. От письма Саввы родители пришли в такое умиление, что оба решили принять монашество. Уйдя в женский монастырь, мать его облеклась в ангельский образ и в богоугодном подвиге отошла ко Господу. А отец, отрекшись от всего что в мире, и оставив наследником царства своего сына Стефана, пришел на Святую Гору. Встретившись со своим возлюбленным сыном Саввой и возрадовавшись духом, он остался там, прося облечь его в ангельский образ, чтобы жить со своим сыном, что и случилось. После обычного искуса сын стал восприемником отца в Божественной и ангельской схиме и, сын по плоти, Савва стал отцом по духу своему плотскому отцу Симеону. Оба они долго жили в Ватопедском монастыре (ибо там обнаружил Савву его отец, поскольку прот (представитель первого по порядку монастыря) Афонской Горы заранее направил его туда, чтобы отец не нашел его), подвизаясь добрым подвигом в ежедневном посте, всенощных стояниях и молитвах. В скором времени они достигли высшей ступени добродетели, полностью избавившись от плотских страстей и стали достойными сосудами Пресвятаго Духа. Поскольку слух об их добродетели подвигнул прийти к ним многих других сербов, принявших затем монашество, подвижники вынуждены были начать строить свой монастырь, потому что приходивших к ним с каждым днем становилось все больше и больше. Наложив на себя многодневный пост и совершая бдения, они горячо молили Госпожу Богородицу указать угодное Ей место для будущей обители. Вдохновленные откровением и видением от Бога и движимые Им, отец и сын на собственные средства выстроили прекраснейшую обитель во имя Пресвятой Богородицы, названную Хиландарской, в честь Введения Богородицы во храм. Преподобнически и богоугодно послужив в этом монастыре, Симеон упокоился о Господе 13 февраля. Через некоторое время, когда подошел день памяти его кончины, блаженный Савва позвал прота и благочестивых отцов, чтобы совершить бдение за упокой блаженной души его отца. Во время славословия от гробницы святого распространилось неизреченное благоухание, наполнившее всю обитель. Подойдя к гробнице, все увидели, что оттуда истекало миро, и прославили Бога, прославляющего прославляющих Его. Убедившись в блаженном упокоении души своего отца и святости его мощей, блаженный Савва весьма возрадовался душой. С той поры он усилил пост, бдение и прочие подвиги, которых невозможно описать. Добродетель святого Саввы скрыть было невозможно, о ней стало известно всем, и к нему в поисках учения и духовного наставления каждый день стали приходить многочисленные паломники. Даже для самого прота, мужа добродетельного и духоносного, блаженный Савва был первым советником, а другие настоятели монастырей никакое дело не начинали без его благословения, потому что обитавшая в нем благодать Святаго Духа просвещала его, и он произносил удивительные душеполезные и спасительные слова. Прот и братья очень полюбили его и уговаривали принять священство. Но смиренномудрый Савва говорил, что не достоин сана и поэтому, когда его продолжали уговаривать, часто скрывался. Наконец, чтобы не оказаться ослушником и провидя, что есть на то воля Святого Бога, он сказал: "Да будет воля Господня", после чего был рукоположен тогдашним епископом Иериссоса Николаем в диакона, а затем в священника. Узнав о добродетелях святого, митрополит Салоникийский Константин, после долгих уговоров, смог привести Савву в свой город. Константин долго беседовал с преподобным Саввой, а епископы с клириками и весь народ получили огромную пользу от его душеполезных наставлений, и в одно из воскресений митрополит, по согласию с епископами и всем клиром, внезапно, против воли Саввы, возвел его в сан архимандрита. Из-за чрезмерности оказанных ему почестей святой тайно удалился из Салоник и вернулся в свой монастырь. Во времена царя Феодора Ласкариса блаженный Савва вместе с настоятелями других монастырей был отправлен протом к царю по делам Святой Горы. Царь с синклитом и патриарх со священством находились тогда в Никее, потому что Константинополь забрали у ромеев латиняне. В этом городе святой Савва и встретился с царем, которому он приходился к тому же и родственником, ибо племянник святого женился на дочери царя. Царь давно уже хотел увидеть святого не столько из-за родственных связей, сколько из-за его добродетели. Наконец увидев его, властитель весьма обрадовался и принял с большой любезностью. Побеседовав с ним, царь был поражен его добродетелью и с тех пор испытывал к святому великое почтение. Савва же рассказал царю о своей родине, Сербии, о том, что там нет архиерея, и просил царя убедить патриарха назначить кого-либо епископом Сербии. Позвав патриарха, царь долго говорил с ним о святом Савве и о Сербии, а затем патриарх долго расспрашивал Савву. Убедившись в его добродетельном житии, патриарх решил, что Савва достоин принять апостольское звание архиерея. После соответствующей встречи и беседы патриарха с царем, решено было рукоположить святого Савву против его воли в архиепископа Печского и всей Сербии. Много дней подряд они оба уговаривали его принять сан, пока, наконец, патриарх не рукоположил его; в тот день царь возрадовался радостью великой. Святой же после хиротонии предался еще большим подвигам и направился в свою епархию, где каждый день поучал паству слову Евангельскому и жительству по Христу. Православных он укреплял в благочестии и добродетели, а еретиков благодатью и сладостью своего учения обращал ко Христу. Через малое время всех неверных и еретиков бывших в его епархии, он сделал православными. Для всех он был не только пастырем и учителем, но избавителем и спасителем. Приведя в порядок дела своей епархии, святитель снова прибыл на Святую Гору, где насладился общением с отцами своего монастыря. Через несколько дней после прихода туда, он собрал всех братьев и открыл им давнее желание пойти поклониться Святому Гробу Господню. Испросив молитв братьев, он отплыл в Иерусалим, где был принят патриархом Иерусалимским Афанасием, который служил со святым литургию в воскресенье. Патриарх просил его благословить народ и произнести проповедь. Патриарх, клирики и весь народ так полюбили святого Савву, что не хотели разлучаться с ним, но приходили каждый день, чтобы послушать его душеполезные поучения. С великим благоговением и умилением поклонившись святым местам и пролив реки слез на Святом Гробе, Савва покинул город и через несколько дней прибыл к царю Иоанну Вататжису, который приходился ему родственником. Тот принял его с великим уважением и почестями, прославляя Бога за то, что удостоил его получить благословение святого. Подобным же образом отнеслась к нему и царица, так что они оба избрали его своим духовным отцом. Пробыв там много дней, святой решил снова отправиться на Святую Гору. Поскольку же он был родственником и духовником царя, тот подарил ему частицу Древа Честного Креста, частицы мощей святых и драгоценные сосуды, после чего отправил на царском корабле в монастырь. Прибыв туда с Божией помощью, святой пожертвовал в свою обитель все дары царя. Пробыв там долгое время и наставив отцов должным образом, он назначил им в игумены добродетельного мужа, а затем снова вернулся в свою епархию. Богоугодно окормляя свою паству, он просветил всю Сербию, благодаря своей добродетели и знанию божественных учений и, сохранив ее невредимой от мысленных волков, мудро привел в Небесный загон. Поскольку в тех краях возникало тогда много ересей, святой отправился посетить и другие епархии. Объезжая разные места, он, в подражание апостолам, продолжал учить паству Божественным законам и многих еретиков и нечестивых привел к благочестию. Позже он во второй раз поехал поклониться Святому Гробу. На святой земле он снова ходил по городам, учил и совершал множество чудес, о которых мы, ради краткости, не будем распространяться. Скажем лишь то, что однажды, вместе с тремя своими спутниками он пришел в Великое Тырново, где его с почестями принял тогдашний царь Асан, приходившийся ему родственником. Когда святой служил на празднике Богоявления, то во время освящения воды произошло чудо. Как только святой по-грузил Честной Крест в воду, она разделилась надвое и стала стеной. Видевшие это прославили Бога. Царь, весьма почитая святого, просил его остаться в Тырново до Пасхи, потому что ему необходимо было отлучиться по делам. Святой остался и через несколько дней заболел. Предузнав по Божественному откровению о своей смерти, он призвал учеников и стал учить их, как спасти душу, а потом передал им частицы святых мощей и все церковные святыни, что были у него. Услышав о болезни святого, его пришел навестить епископ Тырновский. Видя, что Савва очень болен, он решил сообщить о его болезни царю. Святой же, с присущим ему смирением, говорил: "Брат, прошу тебя, не сообщай царю, и твоя святыня пусть не предпринимает более труд приходить сюда. Ступай с миром и помолись за меня, а Милостивый Бог встретит нас в Вышнем Иерусалиме". В субботу вечером, до наступления воскресения, святой причастился Пречистых Тайн. Лицо его просияло, он исполнился радости и веселия и трижды произнеся: "Слава Тебе, Боже", предал святую душу свою в руки Божии. После его упокоения епископ с клиром и всем народом пришли, чтобы предать погребению его святые останки, от которых исходило неизреченное благоухание. Все были удивлены и не знали, где же похоронить святого. Послали сказать об этом царю и он повелел похоронить святого в монастыре Сорока Мучеников, что с честью и было исполнено. Несколько дней спустя царь пришел на могилу святого и со слезами просил его простить за то, что не был с ним в момент смерти. Царь приказал обложить могилу мрамором и зажег над ней неугасимую лампаду. С тех пор каждый болящий, с благоговением приходивший сюда, получал исцеление. Были у святого два племянника: Ростислав, зять царя Феоаора Ласкириса, и Владислав, правивший тогда Сербией и бывший зятем Болгарского царя. Владислав и архиепископ Сербский Аресений, которого святой рукоположил до этого себе в преемники, узнав о смерти святого, сильно опечалились. Услышав о чудесах, совершающихся у гроба святого Саввы, они решили испросить его святые мощи в Сербию. Сербский царь Владислав написал своему тестю и послал к нему нескольких вельмож, прося отдать святые мощи. Но Болгарский царь отказал. Тогда зять написал ему во второй раз, усиленно прося вернуть мощи, и послал с вельможами Дорогие подарки. Но и тогда Болгарский царь не отдал мощи, ответив так: "Поскольку Бог устроил, что святой пре-ставился здесь, то Он и даровал нам это сокровище. Кто я такой, чтобы противиться воле Господней?". Так вельможи снова вернулись к Владиславу ни с чем. Тогда Владислав сам с избранными вельможами пошел просить вернуть мощи святого. Придя к месту погребения, он сначала подошел к гробнице преподобного и с горячими слезами произнес: «Святый Божий и отче наш честнейший, для чего ты оставил нас, грешных, и не хочешь прийти на родину, для которой не только пастырь, но и спаситель? Ты освободил нас от лести диавольской и привел к истине, ты избавил болящую паству свою от ересей, исцелил ее, подвергавшихся опасности духовной смерти воскресил, украсил богослужениями, священными чинами, законоположениями душеспасительными. Почему же сейчас, святой, ты лишаешь нас освящения твоими божественными мощами? Почему ты лишаешь свою родину неистощимого источника божественной твоей благодати и твоих чудес? Отче милосерднейший, пожалей меня, призри на грехи мои и народа моего, которыми мы согрешили против тебя. Прииди к нам, хотя мы и недостойные грешники, но не оставляй нас без твоего присутствия и покровительства". Владислав долго и сокрушенно молился затем пошел к своему тестю. Той же ночью тесть увидел во сне святого Савву в образе блистающего ангела, который повелел отдать его мощи зятю, чтобы он доставил их на родину. Собрав народ и клир во главе с митрополитом, царь рассказал им обо всем, а затем с пением, свечами и фимиамом оба царя открыли гробницу святого. Сразу же - Христе Царю, о чудеса Твои! - все место это наполнилось неизреченным благоуханием, лицо святого просияло как солнце, и все в удивлении молились: "Господи, помилуй!". После этого с великой процессией и крестным ходом оба царя (тесть и зять) пешими вынесли святые мощи из Тырново, и царь Владислав с великой радостью перенес их на родину. Кто может описать, какая радость была в тот день? Подобны же этому и чудеса, что произошли во славу Отца и Сына и Святаго Духа, Пресвятой Троицы, Которой подобает держава, честь и поклонение во веки веков. Аминь. Оглавление Житие и подвиги преподобного отца нашего Григория, подвизавшегося близ залива Никомидийского в XIII веке Сей богоносный отец наш Григорий происходил из областей Вифинских. Родители его были благочестивы и знамениты, благородны происхождением, а еще более известны нравом и добродетелью. Будучи воспитан такими родителями, преподобный не внимал детским играм, которым так радуется юность, но всякий час поучался в словах Божественного Писания. Не остановившись на этом, он захотел изучить и еллинские науки, выбрав из них те, что чисты от греха. Благодаря естественной остроте ума, постоянному чтению и упражнениям, вскоре он изучил все добрые и полезные науки, с помощью которых мог избежать сетей и ухищрений противников Православия, воюя с ними или издалека, крылатыми своими словесами, или нанося им удары оружием замечательного своего языка, если люди эти приходили по-беседовать с ним. Постепенно, изучив все возможные внешние науки, преподобный подошел к познанию Бога. Он начал искать учителей и наставников в подвигах добродетели, зная, что жить добродетельно самому, не имея перед собой примера, опасно, ибо такого подстерегает множество сетей и наветов вражеских, а жизнь с опытными в добродетели и их пример склоняет на подвиги совершенствования, зажигая внутри человека огонь ревности, что увеличивает желание познания Бога и возводит всегда от малого к великому и еще большему, этой причине преподобный пришел в один из лучших монастырей. Облекшись в монашеский образ, он предался духовным подвигам, учась вести тайную невидимую брань с диаволом, но так, чтобы не от него получать удары и принимать раны, но самому их наносить. Подвижник изучал прилоги лукавых помыслов, которые воюют против несчастного человеческого рода. Так он узнал, что такое мирный ум, хранение помыслов, какие из помыслов принадлежат собственно человеку, а какие всеваются от врага, какие возбуждают и смущают твердые помыслы и с какими помыслами должно бороться постоянно, а на какие нужно не обращать внимания, какие должно презирать, а на какие отвечать внешней притворной дружбой. В монастыре он научился отвергать чувственное вместе с чувствами, красивые цвета, нежность телесную и все наслаждения, посредством которых низвергается, обольщается и отравляется владычествующий ум. Преподобный обучился песнопению, молитве, хранению ума, посту и воздержанию, которые только тогда и находятся в надлежащем соотношении, когда имеется между ними смиренномудрие. Приняв все это, божественный Григорий принес плод и в тридцать, и шестьдесят, и во сто крат больший (ср. Мк. 4: 20). Никто другой не мог состязаться с ним в этих делах, которые он исполнял с кротостью и смиренномудрием, без всякого понуждения себя. Его нестяжание, смирение, кротость, неумывание, лежание на голой земле достойны всяческой похвалы. Каких только подвигов не совершал сей преподобный со всякой подобающей ревностью, какую из добродетелей он не стяжал, и кто мог победить его в этих подвигах? Но даже и то, что приобрел, святой почитал ни за что, а то, что еще не стяжал, старался приобрести. Так на нем исполнялось апостольское изречение: «я не почитаю себя достигшим, а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп.3,13-14). Поскольку же зависть всегда следует за тем, кто обладает добродетелью, то диавол, не в силах видеть такого юного святого, украшенного знанием, целомудрием, мужеством, неуязвимого для его козней, да и вообще служившего для всех образцом и полезным примером, замыслил следующее: найдя нескольких развращенных, негодных и лживых людишек, он заставил их заявить, что сей божественный Григорий похитил священные сосуды, которые и на самом деле пропали на тот момент. Эти люди оклеветали человека Божия; бродя повсюду и божась, они уверяли, что могут подтвердить свое лжесвидетельство. Простецы и безумцы думали, что бес уже победил преподобного, разумные же и рассудительные посчитали достойной смеха эту игру. Однако, провидя намерения и уловки диавола, божественный Григорий ушел оттуда в другой монастырь, чтобы не стать причиной большего наказания для клеветников. Через несколько дней обнаружили настоящего вора, и бес, который пытался посмеяться над святым, сам стал посмешищем. Стараясь обольстить других, он сам был обольщен, а грех, таким образом, стал явен всем. Как бы мог преподобный научить других не красть и не совершать святотатств, если бы сам был святотатцем? Такое просто невозможно. Но вернемся к нашей теме. Придя в другой монастырь, где в послушании и подвиге пребывал его родной брат, Григорий снова начал свои подвиги. Подчиняясь игумену, уважая подвизавшихся вместе с ним братьев, он продолжил пост, бдения, воспевание псалмов, коленопреклоненно молился, служил и смирялся перед каждым. Все братия полюбили преподобного, ибо смиренномудрие, простота нрава, невзыскательность в пище порождают любовь к тому, кто обладает этими качествами, а гордость и строптивый нрав бывают причиной гнева и ненависти. Прожив в этой обители довольно долгое время, преподобный был облечен в великий ангельский образ, став великосхимником. После этого игумен и вся братия настойчиво уговаривали его принять священство, но преподобный не соглашался, потому знал, какая чистая и высоконравственная жизнь должна быть у священника. Однако, когда его стали уговаривать снова, и снова, он рассудил, что благопокорность и послушание являются основой всех добродетелей и согласился принят сан, который рассматривал не как нечто приличествующее ему, ибо всегда сокрушал в себе этот тщеславный помысел, но как служение людям и Богу. Через три года преподобный удалился из обители, решив проводить жизнь в безмолвии, потому что знал, что тот, кто пребывает в безмолвии и предается молитве, может через обнажение чувств войти в созерцание мысленного мира, а посредством этого созерцания пребывает в человеке любовь к Богу, он проникается ею и через любовь Божию наслаждается и радуется славе и красоте Божией. Он возрастает в любви к Богу и через любовь созерцает славу Божию. Так что любовь и слава Божия есть друг для друга как мать и дочь. Оставив монастырь и своего брата, Григорий пошел в одно селение, которое было удобно для безмолвия. Прожив там достаточно времени и немного освободив чувства от смущения и волнения мирского, преподобный решил взыскать еще большего безмолвия, поскольку ум, по природе, имеет привычку, освободившись от внешних, возвратиться в себя и искать большего безмолвия и свободы. Посредством этой свободы он более чисто уразумевает чаемые блага будущего века и чем больше освободится от земного, тем более восходит к Богу по лестнице, которой становятся для него эти свобода и безмолвие. И напротив, смущение и попечение есть удаление от Бога. Для этого преподобный взошел на гору, что находилась близ селения, называемого Ильинским, где и нашел место, весьма пригодное для безмолвия. Григорий громко сказал: «Это покой Мой на веки: здесь вселюсь, и Я возжелал его...» (Пс. 131:14). Он поставил на горе свою бедную каливу и поселился там. Освобождая свой ум от внешних чувств, а чувства - от блуждания по земным предметам, преподобный стремился теснее соединиться с Богом, с Которым и так никогда не разлучался. Очистившись от всяких внешних помыслов, он становился другом Божиим, вторым Моисеем, забывающим «заднее» и простираясь вперед, к почести великого звания Божия, поучаясь, что есть «заднее», и что можно просить, а чего нельзя (Флп.3:13-15). Всякому, кто очистился или еще очищается позволительно взыскивать тайны Божии, то есть узнавать о Божественном Промысле, о том, как управляется мир, о премудрости и благости Божией, о Его силе и безграничности. Ибо очищенным или очищаемым позволительно это исследовать. Но не позволительно им исследовать Сущность Бога, поскольку это совершенно неодолимо, непонятно и неизреченно для человека. Говоря о Своей сущности, Бог потому и сказал Моисею: «человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33: 20). Григорий соединился с Богом, стал Его другом, и Бог приобщил Своего друга, божественного Григория, к Своим тайнам. Так он стал созерцателем Божественных тайн, поучаясь в темных и тайных словах, получая откровения о будущем как дар, достойный и Бога, подавшего его из-за Своей благости, и преподобного, получившего его за чистоту своего ума и любовь к Богу. Григорий не только получил дар предвидения будущего, как награду за свою добродетель, но и стал совершать странные чудеса. Подобно тому как цари и князья доверяют свои сокровища верным друзьям, назначая их хранителями и распорядителями своего имущества, так поступает и Божий Промысл, необъяснимым образом устрояя все. Поскольку сей преподобный возлюбил Бога так, как подобает, изо всех своих сил, и он был возлюблен Богом, Который обещает в Евангелии: «Кто... соблюдает... заповеди Мои, тот любит Меня; а кто любит Меня, того и Я возлюблю» (Ин.14; 21). Поэтому достойным и доверены духовные тайны Божии за обильный пот и многие подвиги, а не даром и без труда. Преподобный как бы на богатую трапезу постав ту духовную пищу, какая требовалась каждому, и тем кому нужен был совет, премудро подавал его. Если же была необходимость в слове пророческом, он со смиренномудрием и сдержанностью открывал будущее тем, кто в этом нуждался Больных и увечных он, воздвигнув очи к небу и возлагая на них руки, с великим смирением, исцелял. По этой причине преподобный стал широко известен, его называли предсказателем будущего и учителем, исправителем нравов и врачевателем болезней. За любовь к Богу он удостоился получить от Него великие и богатые дары, о некоторых из них, дабы усладить читателей, пришло время поведать. Есть обычай у лукавого диавола часто воевать и беспокоить людей. Если ему что-либо удается, тогда он достигает своей цели, если же нет, то вызывает смех у тех, кто испытал на себе его брань. Желая отнять пророческий дар преподобного, гнусный бес убедил каких-то людишек, достойных лишь таскать телеги, пахать и копать землю, что святой предузнает будущее не по благодати Святаго Духа, но по действию диавола, с помощью волшебного искусства. Искушая преподобного, они притащили к нему воров, святотатцев, злодеев и спрашивали о каждом, что это за человек. Зная об их дурных намерениях, преподобный не стал молчать, чтобы не дать им повод обвинить себя и насмехаться над божественным даром, но рассказал о каждом, кто он такой, и с каким намерением тот пришел к нему. Так, он рассказал про одного человека, потерпевшего кораблекрушение, что он выбрался на берег в том месте, где был виноградник, и вследствие перенесенных страдании и страшного голода, сорвал и съел чужой виноград. Святой рассказал это не для того, чтобы люди прославили его за дар предвидения, но чтобы обличить их неверие и посрамить обвинявших его в волшебстве. Однако злоба этих людей не уменьшилась и они наняли некую блудницу, чтобы она склонила преподобного на похоть, и этим осквернила его. Эта блудница пришла к преподобному и стала его искушать, бесстыдно изгибаясь смеясь, заигрывая и говоря блудные слова. Преподобный же старался наставлениями и советами привести ее к целомудрию, чтобы она устыдилась своего поведения и слов. Однако блудница не внимала словам святого: неожиданно подверглась нападению беса, который бросил ее на землю, изо рта ее текли слюни, она стала скрежетать зубами и вести себя так, как обычно ведут себя одержимые бесом. Увидев то, что случилось с женщиной, те, которые подослали ее, раскаялись и попросили преподобного пожалеть ее и исцелить. Тотчас же святой, не став ждать, чтобы его попросили вторично, воздвиг руки свои к небу и, горячо помолившись Богу, исцелил женщину, наказав ей в будущем хранить целомудрие, чтобы не испытать худшего зла, ибо человек должен очищать душу, сотворенную по образу Божию, постами и молитвами, стремясь ко всевозможным добродетелям. Наставив ее на путь покаяния, преподобный отпустил женщину с миром. Таким образом, блудница стала целомудренной и, раскаявшись в прежнем нечестии, провела оставшуюся часть жизни в чистоте и добром покаянии. Но поведаем и о других кознях, сотворенных диаволом преподобному. Желая потревожить святого и причинить ему зло, гнусный бес склонил некоторых клириков к завис-ти против преподобного. Они пришли к епископу Никомидийскому и возвели на божественного Григория множество обвинений и клевет, используя при этом все, чтобы вызвать гнев епископа. Будучи прост характером (ибо муж незлобивый верит всякому слову), епископ поверил словам клириков и, весьма разгневавшись, послал к святому людей, чтобы те, как можно скорее привели его к архиерею. Преподобный догадался о хитрости диавола и о возведенной им клевете. Он предложил посланным отобедать, а после этого поскорее возвращаться к епископу, заверив, что будет у епископа раньше их. Будучи почти мертв телом от многочисленных подвигов и мучений, преподобный сел на коня и направился к епископу прямо по морю. И - о чудо! - вода стала твердой, как суша, и преподобный смог переправиться на противоположный берег, туда, где находилась Никомидия, даже не замочив ног. Увидев, что преподобный верхом на коне скачет по морю, как по суше, епископ вспомнил апостола Петра, ступавшего по волнам, и, упав на землю, поклонился Богу, говоря: "Благословен еси, Господи, и преславен яко днесь показал нам другого Петра. Как дивны дела Твои, сколько у Тебя рабов, о которых мы не знаем, но о которых Ты знаешь прежде их рождения". Как только преподобный приблизился к епископу, тот с благоговением упал ему в ноги. Оказав многочисленные почести преподобному, епископ был чуть ли не благодарен клеветникам за то, что увидел такого святого мужа, чудотворца. Позже епископ попросил преподобного простить этих клеветников. Видя это чудо, они сами раскаялись, и со слезами просили у преподобного прощения. С той поры они стали почитать его, как Небесного человека, как служителя и друга Божия. Все же, слышавшие об этом небывалом чуде, изумлялись и удивлялись, а преподобный снова вернулся в свою келью и продолжил обычные труды. Как-то раз одна супружеская пара плыла на корабле при попутном ветре, но внезапно налетел такой сильный ветер, что корабль потерпел крушение. Те добрые супруги, оказав-шись в воде, призвали на помощь преподобного. Скорый на помощь, он явился им, простерев руки и избавив от погибели в морской пучине. Спасенные вознесли великое благодарение Богу и Его слуге Григорию. И рыбакам преподобный оказывал благодеяния. Много раз, забрасывая сети в море, они вынимали их пустыми. Наконец, вспомнив о преподобном, они с верой призвали его, и снова закинули сети. И - о чудо! - в сети попалось столько рыбы, что рыбаки не смогли вытащить сети, пока не пришли их товарищи и не помогли им. Прославляя Бога и преподобного, они повсюду рассказывали о чудесах этого друга Божия. Послушайте же и о другом чуде. Одной знатной и богатой женщине, весьма милостивой и добродетельной, уж и не знаю каким образом, попала в живот змея. Проходили дни, и живот у нее все увеличивался, видимо из-за того, что змея также увеличивалась в размерах. Потеряв всякую надежду на искусство врачей, она пришла к преподобному и со слезами припала к его ногам, с верою прося избавить ее от случившейся беды. Сжалившись над ней, преподобный воздвиг руки к Небу и с великим смирением и сокрушением сердца просил Бога, молясь долгое время. И - о чудо! - змея погибла и вышла наружу, женщина же, избавившись от опаснос-ти, благодарила Бога и преподобного. В то время некая медведица в окрестностях селения, близ которого подвизался преподобный, стала причинять вред сельчанам. Запретив ей, преподобный прогнал ее из тех мест. На эту медведицу похожи и все те, кто нарушает законы Божий и вредит своему ближнему. Таких преподобный вразумлял наставлениями и заставлял воздерживаться от беззаконий. Завершив подвижнические свои труды, преподобный, согласно Священному Писанию, «достигнув совершенства в короткое время... исполнил долгие лета» (Прем. 4:13). Когда ему исполнилось пятьдесят лет, он возжелал уйти из этого мира и пойти ко Христу. Больной, лежа на одре, он заповедал ученикам постоянно хранить заветы веры, никогда не оставлять подвига распинания с умерщвлением плоти, ибо они обещали это Богу в настоящей жизни. Преподав им эти и многие другие духовные наставления и попрощавшись с ними, душа его покинула тело, которое уже и раньше было мертво, и отошла к желанному Христу, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь. (Написано честнейшим в монахах Иосифом Калофетом)
Категория: ЭТО ИНТЕРЕСНО | Добавил: CIKUTA (06.12.2017)
Просмотров: 13
 
ПОДЕЛИТЬСЯ / РАЗМЕСТИТЬ НА СВОЕЙ СТРАНИЦЕ СОЦ СЕТИ

Всего комментариев: 0
avatar

ВАШ КОММЕНТАРИЙ / YOUR COMMENT | ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦ СЕТЬ / SIGN IN VIA SOCIAL NETWORK
ПОИСК
ВХОД НА САЙТ
БАННЕР
СОЗДАНИЕ БАННЕРОВ


ВСЕХ ВИДОВ И ТИПОВ
ОТ ПРИМИТИВА
ДО ЭКСКЛЮЗИВА
НОМИНАЦИЯ

 НОМИНАЦИЯ 
ДЛЯ РЕФЕРАТОВ

Жизнь / Рождение / Смерть / Пространство / Место / Материя / Время / Настоящее / Будущее / Прошлое / Содержание / Форма / Сущность / Явление / Движение / Становление / Абсолютное / Относительное / Абстрактное / Конкретное / Общее / Единичное / Особенное / Вещь / Возможность / Действительность / Знак / Знание / Сознание / Означаемое / ОзначающееИскусственное / Естественное / Качество / Количество / Мера / Необходимое / Случайное / Объект / Субъект / Самость / Человек / Животное / Индивид / Личность / Общество / Социальное / Предмет / Атрибут / Положение / Состояние / Действие / Претерпевание / Понятие / Определение / Центр / Периферия / Вера / Атеизм / Априорное / Апостериорное / Агент / Пациент / Трансцендентное / Трансцендентальное / Экзистенциальное / Добро / Зло / Моральное / Нравственность / Прекрасное / Безобразное / Адекватное / Противоположное / Разумное / Безумное / Целесообразное / Авантюрное / Рациональное / Иррациональное / Здоровье / Болезнь / Божественное / Дьявольское / Чувственное / Рассудочное / Истинное / Ложное / Власть / Зависимость / Миролюбие / Конфликт / Воля / Потребность / Восприятие / Влияние / Идея / Философия / Гармония / Хаос / Причина / Следствие / Игра / Реальное / Вид / Род / Внутреннее / Внешнее / Инструмент / Использование / Цель / Средство / Модель / Интерпретация / Информация / Носитель / Ирония / Правда / История / Миф / Основание / Надстройка / Культура / Вульгарность / Либидо / Апатия / Любовь / Ненависть / Цинизм / Надежда / Нигилизм / Наказание / Поощрение / Научность / Оккультизм / Детерминизм / Окказионализм / Опыт / Дилетантизм / Отражение / Этика / Парадигма / Вариант / Поверхность / Глубина / Понимание / Неведение / Предопределение / Авантюра / Свобода / Зависимость / Смысл / Значение / Структура / Материал / Субстанция / Акциденция / Творчество / Репродукция / Теория / Практика / Тождество / Различие 
 
ХРАМ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ
Храм Святой Троицы
HRAMTROITSA.RU
ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКАЯ 
ЕПАРХИЯ
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ 
ЦЕРКОВЬ


Контакты :
Адрес Епархиального
управления:
153000 Иваново,
ул. Смирнова, 76
Телефон: (4932) 327-477
Эл. почта:
commivepar@mail.ru
Для официальной:
iv.eparhiya@gmail.com
Епархиальный склад:
Телефон: (910) 668-1883
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

МИТРОПОЛИТ ИОСИФ
НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ
РАССКАЗАТЬ О ПРОБЛЕМЕ
 
 
ОТПРАВИТЬ ПИСЬМО
 
 
ГИПЕРИНФО ПУБЛИКУЕТ
ВСЕ ОБРАЩЕНИЯ.
МЫ ЗНАЕМ !!!
КАК СЛОЖНО
ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ
ОТ ЧИНОВНИКОВ
 
 
НЕ МОЛЧИТЕ!
"СТУЧИТЕ, И ОТВОРЯТ ВАМ" -
СКАЗАЛ ХРИСТОС.
С УВАЖЕНИЕМ К ВАМ
АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА.
 
 

     
     
     
     


 
 



   HIPERINFO © 2010-2017  22:40 | 15.12.2017