0001-FF-022.png (200×25)  


 
 
   ГЛАВНАЯ | | ВХОД ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС Гость | RSS   
MENU SITE
ИЩУ РАБОТУ
ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ
ВАШЕ МНЕНИЕ
Я ВИЖУ СЛЕДУЮЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ РФ
Всего ответов: 1715
ПАТРИАРХИЯ
РУССКАЯ
ПРАВОСЛАВНАЯ
ЦЕРКОВЬ

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ

119034, Москва, Чистый пер., 5
Телефон: (495) 637-43-18
E-mail: info1@patriarchia.ru
САЙТ: PATRIARCHIA.RU
СТАТИСТИКА
ОНЛАЙН: 18
ГОСТЬ: 18
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ: 0

   
ГЛАВНАЯ » СТАТЬИ » ЭТО ИНТЕРЕСНО

Новый эклогион / Избранные жития святых, пересказанные преподобным Никодимом Святогорцем (10)
Макрина, подобно Иову, который сильно страдал телом, в то время как ум его был свободен и не переставал созерцать вышняя, вся иссушенная жаром, совершенно не испытывала вреда от болезни. И если бы от этого не удлинилось мое писание, то я по порядку рассказал бы все: и как возвеличилась присноблаженная беседой, как рассуждала о душе, о жизни во плоти, о том, ради чего был сотворен человек, как он стал смертным, откуда пошла смерть, и как снова от смерти вернулся к жизни. Все ее просвещенные благодатью Святаго Духа слова были подобны воде из источника. - Брат, сейчас самое время дать отдых твоему телу, уставшему от пути, - сказала она мне после наставлений. И хотя для меня лучшим и настоящим отдыхом было видеть ее и слушать ее проникновенные слова, я, повинуясь своему наставнику, вместе с провожатым пошел в соседний сад, где и расположился под сенью виноградных лоз. Однако в моем сердце не было радости, душа моя скорбела в ожидании печальных событий. Сон мой становился явью: блаженная поистине походила на мощи святого мученика, мертвые греху и сияющие благодатью обитающего в них Святаго Духа. Во время этих моих тяжелых дум, не знаю как, преподобная узнала мои помыслы, и послала мне радостную весть – ей стало лучше. Она дала мне об этом знать не для того, чтобы посмеяться надо мной. Подобно тому как бегун на дистанции обгоняет своего соперника и, приближаясь к концу, уже видит победный венец и начинает в душе ликовать, как будто уже получил его, и сообщает об этом своим друзьям, так и Макрина, движимая тем же самым желанием, обратив свой взор к высшей награде, сообщила мне, чтобы я надеялся на лучшее: - «Готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия»(2 Тим. 4- 8), потому что «подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил» (2 Тим. 4: 7), - говорила она апостольскими словами. После того как я отдохнул, она снова позвала меня и стала подробно рассказывать обо всем, что совершила с юности, а также то, что помнила о родителях, и что случилось до моего рождения. Цель этого повествования была принести Богу благодарность за все. Знакомя меня с жизнью родителей, она рассказала, что большое их в то время состояние умножилось не столько от приобретений, сколько благодаря человеколюбию Творца. Ведь предки моего отца лишились имущества из-за исповедания Христа, а с материнской стороны один из них был предан смерти, по причине царского гнева, и родители наши остались без наследства. Но, несмотря на все это, состояние и богатство наших родителей, благодаря их вере, настолько возросло, что в те времена не было никого другого, кто был бы состоятельнее их. Когда же имущество было разделено на части по количеству детей, тогда Всемогущий Своим благословением настолько увеличил часть каждого из чад, что состояние каждого из нас превосходило общее состояние родителей. Еще Макрина сказала, что из причитавшегося ей имущества она себе не оставила ничего, но все отдала Петру, чтобы тот распорядился им, согласно заповеди Божией. Всю свою жизнь она не переставала трудиться, никогда ни на кого не надеялась, все необходимое получала ни от людских благодеяний и милостыней, но от своего труда. Однако, если к ней обращались с просьбами, то с пустыми руками она никого не отпускала, но жертвовала не подаяния христолюбцев, а тайно умножаемое Вседержителем ее малое рукоделие, которым она постоянно занималась. Когда же я стал рассказывать о собственных трудах, сначала понесенных во время гонений на православных от арианина царя Валента, а затем о моментах смущений и раздоров, бываемых в Христовых Церквах, то присноблаженная произнесла: - До каких пор ты будешь оставаться неблагодарным к Богу за то добро, что Он сделал для тебя? Почему ты не загладишь свою неблагодарность перед Ним? Сравни оказанные тебе благодеяния с теми, что были сделаны твоим родите-лям. Отец наш выделялся своей ученостью и среди прочих риторов был первым, однако он неизвестен за пределами нашей родины. Ты же стал известен во всех странах и народах, и Церкви Христовы посылают за тобой, чтобы ты пришел и помог им. Ты же не задумываешься о такой милости и даже не знаешь причину, откуда происходят все эти блага, ибо Создатель возвел тебя на эту высоту за молитвы наших родителей. У самого же тебя не хватило бы на это сил. В этот момент больше всего я желал, чтобы продлился день, и блаженная не переставала бы услаждать мой слух своей речью. Но поскольку глас воспевающих псалмы по-звал нас на вечерню, я пошел в храм, а Макрина снова вернулась к Богу в молитве. Так прошла ночь. На следующий день я понял, что это последний день жизни сестры, ибо ее силы были истощены горячкой. Она же, видя немощь моих помыслов, думала, как смягчить для меня печальное ожидание, и снова своими добрыми словами, но теперь уже совсем слабо и учащенно дыша, врачевала мою скорбь. Душа моя испытывала разные чувства: по естеству - печаль, как и должно было быть, ибо я не надеялся еще когда-нибудь услышать ее голос, поскольку похвала нашего рода вскоре оставляла эту жизнь. Но с другой стороны, - радость, при мысли о том, сестра поистине превзошла общее естество и поднялась выше него. Уже будучи совсем при смерти, Макрина не боялась разлучения души от тела, ее надежда была в вечности, ее последнее дыхание было в высоких помыслах о монашеском житии. Она открыла присутствующим скрывавшуюся в глубине ее души любовь к Богу, к Невидимому Жениху Христу, и желание освободиться от уз тела, чтобы скорее достичь Желанного Иисуса. И хотя уже прошла большая часть дня, и солнце клонилось к закату, но ревность блаженной нисколько не ослабевала. Чем более приближался ее конец, тем больше росло в ней стремление соединиться с Ним, ибо все яснее она лицезрела Его красоту. Она уже более не смотрела на меня, но непрерывно видела только Его, ведь и постель ее была обращена на восток. Она прекратила беседу со мной, и далее в молитве беседовала уже только с Богом, шепотом произнося такие слова: - Ты, Господи, избавил нас от страха смертного, Ты соделал конец настоящей нашей жизни началом истинной, Ты на время даешь покой нашим телам во сне смертном и снова нас разбудишь при звуках последней трубы. Ты помещаешь в землю на хранение наш прах, сотворенный Твоими руками, и снова возьмешь из земли ей отданное, нетлением и благодатью преобразив наше тленное и безобразное тело. Ты освободил нас от проклятия и греха, став из любви к нам проклятым. Ты сокрушил главу змея, поглотившего человека за его преслушание. Ты указал нам путь к воскресению, сокрушив двери ада и упразднив «имущаго державу смерти, сиречь диавола» (Евр. 2:14). Ты дал боящимся Тебя образ Чечтного Твоего Креста для истребления врага и защиты нашей жизни. На Тебя надеялась я от утробы матери моей, и моей возлюбила душа моя со всей силой, Тебе - от юности моей и доныне - приносила я в дар тело и душу. Ты же поручи меня светлому Ангелу, который поведет меня в место упокоения, на лоно святых отцов наших. Ты, положивший препятствие огненному мечу и восставивший в раю распятого с Тобой разбойника, покорившегося Твоему человеколюбию, помяни и меня во Царствии Твоем. И я сораспялась Тебе, пригвоздив страхом Твоим свою плоть, убоявшись судов Твоих. Да не разлучит меня от избранных Твоих страшная пропасть, да не встанет клеветник на пути моем, и да не окажется пред очами моими грех мой. И если согрешила по немощи естества словом, делом, помышлением, Ты, имеющий власть оставлять грехи, прости меня, дабы я нашла отдых. А когда совлекусь этого тела, и душа моя окажется пред Тобой, лишенная пятен или какого порока, приими ее в руки Свои чистой и нескверной, яко кадило пред Тобою. Говоря это, она перекрестила свои очи, уста и сердце, а затем, поскольку ей жгло язык и от этого она не могла говорить четко, голос ее прервался. Лишь по ее открытым губам и движению рук мы поняли, что она молится. Настал вечер... Когда принесли огонь, блаженная открыла глаза и, казалось, хотела произнести обычную вечернюю благодарственную молитву. Однако, поскольку она утратила голос, то стала благодарить сердцем и движениями рук, а вместе с тем шевелились и губы. По завершении правила, Макрина перекрестилась, знаменуя конец молитвы, глубоко вздохнула, и скончалась. Вот тогда я вспомнил заповедь, которую она мне дала в первый раз, когда мы встретились, -закрыть ей глаза, когда она умрет, как обычно поступают с умершими, и похоронить ее, как подобает. Я положил руку на лицо святой только для того, чтобы было видно, что я исполняю заповедь, ибо не было никакой необходимости закрывать глаза блаженной; они сами по себе были красиво закрыты веками, как это бывает во время обычного сна, гу-бы ее были плотно сомкнуты, руки благопристойно сложены на груди, и вообще положение тела было благообразным, так что казалось излишним готовить ее к погребению. Я пребывал в двойном оцепенении: от скорби, от вида тела и плача дев. От их горьких и неудержимых стенании и я не смог более удерживаться, и печаль, как бурный поток, полностью заполнила меня. Я весь предался слезам, считая разумной ту причину, по которой плачут монахини. Они оплакивали не факт смерти, потому что преподобная больше не будет с ними телом, как делают мирские, когда у них умирают родственники, но слезно сокрушались о том, что лишились надежды по Богу и спасения души: - Угас светильник очей наших, взят от нас свет водительный наших душ, убрана печать нашего нетления, разорваны узы нашего единомыслия, отнято исцеление немощных. При тебе, о благая наша учительница, и ночь казалась днем, озаряемая чистотой твоей жизни, а сейчас этот день превратился в ночь и во мрак, - взывали они. Но больше других причитали те, кто считал ее своей матерью и воспитателем, потому что Макрина нашла их на дороге во время голода, взяла с собой, воспитала и привела к нетленной девственной жизни. Однако вскоре, посмотрев на Макрину, я громким голосом воззвал к девам: - Посмотрите на учителя и вспомните ее заветы, которым вы были научены - соблюдать благочиние во всем. Божественная эта душа научила, что мы должны рыдать только когда молимся Господу, поэтому превратим скорбные наши голоса в умилительное псалмопение. Я говорил громко для того, чтобы своим голосом перекрыть голоса рыдавших, после чего убедил дев пойти в ближайшую келью, дабы оставить при одре лишь немногих, которые, с согласия Макрины, служили ей при жизни. Среди них была некая богатая, знатная и прекрасная собой жена по имени Вэтиани. Она весьма недолго была замужем за вельможей, а потом овдовела, сделав хранительницей и наставницей своего вдовства великую Макрину. Большую часть времени общаясь с девами, она научалась от них добродетельной жизни. - Ничто так не мешает нам сейчас облечь священные останки в надлежащие одежды и украсить это чистое и нескверное тело светлым покрывалом, - обратился я к ней. - Нужно узнать, хотела ли преподобная этого, потому что мы должны делать то, что ей нравилось. А ей нравилось то, что угодно Богу. Была здесь одна дева, первая из всех прочих - диаконисса саном - по имени Лампадия. Она знала в точности, что заповедала преподобная в отношении своего погребения. - Нарядом святой была ее чистая жизнь, она была ее украшением при жизни, пусть будет и ее погребальным саваном. А то, что служит для украшения тела, она не принимала и при жизни, зачем же украшать ее при погребении? Но даже если мы и захотим сделать что-то большее для ее тела, то у нас ничего не готово, - сказала она нам. - Вы не приготовили ничего из того, во что бы можно было одеть тело? - вновь спросил ее я. - Вот, все у нее здесь готово: ее одежда, покрывало, стертая обувь. Это ее богатство и ее имение. А кроме этого, ты видишь, что нет ничего, что бы хранилось в сундуках или келье. Она знала лишь одно хранилище для своего богатства - Небо, куда все и собрала, ничего не оставив на земле. - А если я принесу что-нибудь из того, что я приготовил для ее погребения, ей понравиться? - поинтересовался я у Лампадии. - Конечно, и если бы святая была жива, то она приняла бы от тебя это приношение по причине твоего архиерейского сана, и потому, что ты ее родной брат. Вот поэтому игумения и повелела, чтобы ты предал ее тело на погребение собственными руками. Получив согласие облечь святые мощи в то, что у меня было с собой, я велел своему человеку принести одежду. - Вот ее шейное украшение, - сказала мне Вэтиани, покрывавшая священную главу преподобной. Она показала мне железный крест и кольцо, висевшие на тонкой нити У сердца преподобной. - Пусть это будет общим приобретением. Ты возьми себе крест, а мне достаточно будет кольца, - ответил я благочестивой жене. Как поведала мне Вэтиани, на печати кольца был выгравирован крест, а внутри него была частица Животворящего Креста Господня. Когда пришло время облачить чистое тело в одежды, блаженная велела мне послужить в этом, а присутствующая Вэтиани промолвила: - Не пропускай великого чуда, совершенного святой. И тотчас же она обнажила часть груди преподобной и, поднеся поближе светильник, показала мне маленькую точку на коже, напоминавшую след от укола иголкой. - Ну и что это за чудо, что на теле есть такая точка? -в недоумении спросил я. - Это осталось в воспоминание о великой помощи, что Бог оказал преподобной. Однажды в этом месте образовалась сильная опухоль, которая могла стать неизлечимой, поэтому ее мать упрашивала Макрину разрешить врачу вырезать ее. Но блаженная подумала, что если какую-либо часть ее тела увидит чужой человек, то это будет хуже болезни, от которой она страдала. Когда пришел вечер и она закончила обычное свое служение матери, то вошла в алтарь и осталась там на ночь. Припав к Врачу всех, она молилась об исцелении. Из пролитых ею слез она сделала помазание и приложила его вместо лекарства к груди. Поскольку же мать очень жалела ее и снова уговаривала показаться врачу, святая ответила, что если мать собственной рукой перекрестит больное место, то она выздоровеет. И тотчас же, как только мать перекрестила ей грудь, случилось чудо: опухоль исчезла, и осталась только эта точка, как напоминание о Божественном исцелении и как повод для постоянного благодарения Всемилостивого. После того как тело святой было приготовлено к погребению, Вэтиани снова мне сказала: - Не нужно, чтобы святая в глазах дев выглядела украшенной как невеста. У меня есть темное покрывало вашей матери. Им мы накроем святые мощи сверху, чтобы не каза-лось, что священная эта красота блистает чуждым для нее украшением одежды. Это черное покрывало сверху положили на святую, но и в нем ее лицо сияло. Полагаю, что Божественная сила добавила святым мощам такую благодать, что, как я уже видел во сне, казалось, от этой красоты исходили некии молнии. Когда мы закончили, псалмопения дев вперемешку с рыда-ниями были слышны повсюду, не знаю, как узнали о ее кончине, но народ все шел и шел, и монастырский двор уже не мог вместить всех желающих. В ту ночь было совершено Всенощное бдение с псалмопениями, как бывает на праздники мучеников. А когда наступило утро, множество собравшихся мужей и жен рыданиями перебивали псалмопения. Я же, хотя весьма и переживал от скорби, но думал, насколько это возможно, о том, чтобы не упустить ничего из того, что положено при погребении, вследствие чего разделил собравшийся народ: жен поместил с девами, а мужей - с монашеским чином, и сделал так, чтобы они, как два хора, стройно и упорядоченно пели. Когда наступил день, и от собравшегося народа стало совсем тесно, епископ той местности по имени Араксий, пришедший на погребение со всеми священниками, попросил и меня нести мощи к месту погребения. Я первым поднял ложе покойной за один край, епископ - за другой, а два почтенных клирика - за два оставшихся, и мы спокойно тронулись в путь. Впереди процессии, с двух сторон, шло множество диаконов и чтецов - все с зажженными свечами. Поскольку и шедшие впереди, и шедшие позади пели псалмы, похороны Макрины напоминали некое торжественное шествие. Расстояние до храма Святых мучеников, где были погребены тела наших родителей, составляло семь или восемь стадий*, но из-за множества народа мы едва прошли его за день. Когда, наконец, мы достигли храма и начали молиться, рыдания народа возобновились с новой силой; перед тем как опустить игумению в могилу одна сестра стала бесчинно восклицать: - Горе нам, ибо более мы уже не увидим этого священного лика! Услышав эти слова, и прочие монахини стали повторять тр же самое, так что произошел бесчинный шум, нарушивший свяшеннолепную молитву, ибо у всех собравшихся разрывалось сердце и лились слезы. Но тут я дал знак замолчать, и диакон стал произносить положенные Церковью возгласы, призывая к молитве. Только после этого народ с трудом вернулся к совершению чина погребения, по окончании которого мною овладел страх, что я нарушаю Божественную заповедь: «Наготы отца твоего и наготы матери твоей не открывай» (Лев. 18: 7). Я думал, как избавиться от осуждения, так как мне предстояло увидеть в телах моих родителей общее безобразие человеческого естества. А тела их уже распались и стали бесформенными и безобразными костями. Размышляя таким образом и убоявшись того раздражения, какое Ной выказал своему сыну Хаму, видевшему его наготу, я в конце концов решил воспользоваться тем же способом, что и два других сына Ноя - Сим и Иафет. Как только была сдвинута надгробная плита с могилы моих родителей, их останки были покрыты чистым саваном прежде, чем мы их увидели. Затем мы с епископом взяли святые мощи Макрины и положили их рядом с останками нашей матери. Так было исполнено пожелание и обещание обоих: матери и дочери, потому что обе просили у Бога, чтобы тела их по смерти были вместе, как и при жизни. По совершении всего положенного при погребении, я упал на могилу и стал целовать землю, после чего, печальный и весь в слезах, тронулся в обратный путь. По дороге мне встретился некий знатный муж, имевший военную власть в одном понтийском городке Севастополе. Услышав о смерти Макрины, он сильно опечалился, потому что был нашим родственником, а потом поведал мне следующую историю которой я и закончу сие повествование. - Послушай, какое великое благо оставило эту жизнь начал он, оправившись от слез. - Как-то раз мы с супругой захотели посетить школу добродетели - именно так должно называть то аскетическое жилище, где обитала Макрина. С нами была и наша дочь, у которой один глаз был поражен заразной болезнью, из-за чего она выглядела весьма ужасно и жалко: радужная оболочка вокруг зрачка была утолщена и вся побелела. По пути мы разделились: я пошел туда, где подвизались мужи, игуменом у которых был твой брат Петр, а супруга моя отправилась в монастырь дев - в обитель великой Макрины. Через некоторое время мы решили уйти, но когда собрались в путь, то нас обоих задержали. Твой брат попросил меня остаться и разделить подвижническую трапезу, а твоя блаженная сестра не давала уйти моей жене, так как держала в объятиях нашу дочь, говоря, что не отдаст ее, если супруга не разделит с ней трапезу. По обычаю целуя ребенка, она приблизила свои уста к ее глазу. - Если вы окажете мне милость и отведаете со мной трапезы, то я дам вам вознаграждение, достойное такой же чести и милости, - сказала она. - Какое же вознаграждение ты нам дашь? - поинтересовалась супруга. - Я дам вам лекарство, с помощью которого можно вылечить глаз ребенку, -обнадежила Макрина. Об этом обещании святой послали сообщить мне, после чего мы с радостью остались. По окончании трапезы мы тронулись в путь, по дороге рассказывая друг другу о том, что видели и слышали. Я говорил о том, что было в мужском монастыре, а моя супруга подробно, не упуская и малейшей подробности, поведала мне о преподобной, но когда дошла до обещания святой исцелить нашего ребенка, она вдруг прервала свой рассказ. - И что это такое с нами случилось? Как же мы не позаботились взять обещанное нам лекарство? - удивилась она. Поскольку я тоже опечалился из-за нашей небрежности, то велел тут же поскорей вернуться и взять лекарство. В это время девочка, которую держала на руках кормилица, случайно повернулась и посмотрела на мать. Та, взглянув в ее глаза, радостно сказала мне: - Не расстраивайся из-за лекарства, потому что мы получили то, что обещала Макрина: этим лекарством было исцеление дочери по ее молитвам, а в глазу не осталось и следа болезни. - Что великого в том, что рукой Господней слепым возвращается зрение, если даже раба Его верой в Создателя сотворила чудо не меньшее тех? - завершил свое повествование родственник, и из глаз его потекли слезы. Я слышал и о других чудесах блаженной Макрины от тех, кто с ней жил и в точности знал о ее жизни, но я не буду о них говорить, потому что многим они покажутся невероятными. Ведь большинство людей судят о том, что слышат, по мере своих знаний, а когда что-то превосходит эту меру, начинают подозревать, что все это обман. Поэтому я опускаю рассказ о чудесном умножении зерна во время голода, когда Макрина раздавала его нищим, а оно нисколько не убывало, да и о других, более странных, чем этот, случаях: исцелениях больных и бесноватых, пророчествах о будущих временах, в которые все, обладающие точным и совершенным знанием, верят как в истинные, хотя они и кажутся невероятными. Они превосходят наше естество, имеющее плотской ум, думают, что это невозможно. Такие люди не знают, что Божественные дары подаются в зависимости от веры: маловерным - малые, а тем, У кого вера велика, - великие. Вот для того, чтобы маловерные, не верующие в Божественные дары, не потерпели вреда, я и отказался от описания самых удивительных из тех чудес, которые Бог сотворил через Макрину, считая достаточным того, что мною уже написано о ее жизни. Еяже молитвами да сподобимся и мы Царствия Небесного. Аминь. Написано ее родным братом святым Григорием Нисским и послано монаху Олимпию Оглавление Житие и подвиги преподобного и богоносного отца нашего Паисия Великого, подвизавшегося в 370 году Сей божественный Паисий родился в Египте у благочестивых, добродетельных и богатых добрыми христианскими нравами родителей. У этой семьи, имеющей семерых детей, было достаточно богатства для безбедной жизни, поэтому они всегда помогали нуждающимся. И чем больше милосердия семья оказывала беднякам, тем обильнее становилось их состояние. После смерти главы семейства вся забота и о поддержании имения, и о воспитании детей, особенно о Паисий, как самом младшем из чад, легла на плечи опечаленной матери. Однажды ночью ей во сне явился Ангел Господень, которого послал Сам Бог, Отец всех сирот, и сказал: - Почему ты так печалишься, что нужно заботиться о детях, как будто это только твое дело, а не Бога? Не скорби, но посвяти Всемогущему своего сына, через которого прославится пресвятое имя Божие. - Все мои дети принадлежат Создателю, пусть Он Сам возьмет, кого хочет. - Вот этот угоден Творцу, - взяв Паисия за руку, возвестил Ангел. - Он еще не может служить и работать Всемилостивому, но возьми лучше кого-нибудь из старших, - ответила ему мать. - О, прекраснейшая из жен, ты говоришь, что Паисий не может служить Сердцеведцу, потому что мал, но знай, что сила Божия обычно проявляется в немощных. Этот, меньший из всех, является избранником Отчим и более всех угодит Миродержцу. С этими словами Ангел отошел, а жена, проснувшись, удивлялась повелению свыше и прославляла Вседержителя словами: - Буди, Господи, милость Твоя на нас и на рабе Твоем Паисие. Божественный же Паисий был богобоязненным отроком в котором год от года возрастала благодать Божия. Еще будучи ребенком он возжелал монашеской жизни и по достижении определенного возраста, как беззлобный агнец, пришел в скитскую пустыню на послушание к известному старцу Памво. Обладая даром прозорливости, этот авва узнал будущее Паисия и, с великой радостью приняв юношу, облек его в святую монашескую схиму. Юный инок хорошо подвизался в терпении, с ревностью исполнял все то, что ему поручал его духовный отец. Божественный Памво помогал подвижнику достичь высоких вершин добродетели и учил Паисия всегда ходить с опущенной главой, дабы ум, представляя себе красоту неизреченной славы Божией, непрестанно помышлял о Небесном. Созерцание это, как считал учитель блаженного, будет всегда помогать прославлять всемогущую благость Бога, великого нашего Благодетеля. Так, Паисий три года вообще не видел человеческого лица, но усердно читал Священное Писание и исследовал его Божественный смысл, что помогло ему стать, по слову пророка Давида, «как древо, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое» (Пс. 1: 3). - «Как сладки гортани моей слова Твои! лучше меда устом моим» (Пс. 118:103), - любил повторять инок эти строки Псалтири. Паисий мучил и удручал свое тело постами и молитвенными бдениями, благодаря чему смог подчинить его велениям своей души. Святой Памво так хорошо и благочестиво руководил треблаженным, что смог сделать из него опытного во всем искусного подвижника. Перед своей кончиной Памво благословил Паисия и изрек о нем множество пророчеств, после чего с миром отошел ко Господу. С того дня я, смиренный Иоанн, написавший это повествование, стал жить в одной келье с Паисием. Наш образ жизни был построен на полученном от духовного отца правиле, мы взаимно укрепляли друг друга в добродетели и за-ботились о спасении наших душ. Прошло немного времени и Паисий стал подвизаться еще суровее, нежели прежде: начал поститься всю неделю, вкушая лишь небольшой кусок хлеба с солью, и то только по субботам. Все остальное время он посвящал чтению слова Божия. Преподобный изучал пророчества боговдохновенного пророка Иеремии, который, как говорят, неоднократно являлся ему и толковал тайный смысл своих трудов, чем побуждал подвижника к любви обетованных благ. Блаженный, по слову апостола Павла, всегда простирался «вперед» (ср. Флп.3; 13), то есть постоянно понуждал себя к совершению еще больших подвигов. Так, святой стал поститься не одну, а две недели подряд. Самое удивительное заключается в том, что никто не знал о равноангельном житии Паисия, кроме Того, Кто видит тайное и неведомое. Плененный любовью к безмолвию, он возлюбил одно - всегда молиться и собеседовать с Единым Богом. Как-то я попробовал узнать у божественного, откуда у него появилось подобное желание - от Бога, или по его собственной воле: - Брат Паисий, я вижу, что ты любишь безмолвие, - сказал я ему. - Знай же, что и я его жажду. Но откуда же к нам пришел этот помысел? Давай помолимся Милостивому, чтобы Он открыл нам Свою святую волю, и тогда поступим согласно ей: либо оба будем безмолвствовать в одном месте, либо разлучимся друг с другом. - Хорошо ты сказал, возлюбленный Иоанн, давай так и поступим, чтобы ревность к безмолвию была приятна Создателю, - отвечал на эти слова Паисий. Сказав так, мы провели всю ночь во бдении, и Благой услышал наше моление. В утренний час нам явился Ангел Господень. - Бог повелевает вам разлучиться, и каждый пусть имеет отдельное жилище. Ты, Иоанн, останься на этом месте, и стань для многих путеводителем ко спасению. А ты, Паисий, житель Христов, уйди отсюда и ступай в западную часть пустыни. Там, благодаря тебе, соберется народ бесчисленный: будет построен монастырь и прославится Господь, - возвестил Ангел и стал невидим. Подчиняясь повелению, мы разлучились друг с другом: я остался на том месте, а Паисий, придя в западную часть пустыни, вырубил в скале пещеру и поселился там. За его чрезвычайную чистую и высокую жизнь Бог так возлюбил его, что Сам Христос часто являлся ему и наставлял в добродетели. - Мир тебе, возлюбленный Мой служитель Паисий, -приветствовал однажды Спаситель блаженного, пребывавшего на молитве в своей пещере. - Вот, я раб Твой. Что повелишь, Владыка, что побудило Тебя снизойти ко мне? - со страхом и трепетом вопросил святой. - Видишь эту обширную пустыню? Всю ее, благодаря тебе, я наполню подвижниками, прославляющими имя Мое. - Слова Твои, Владыка Господи, подчинены державной руке Твоей, и желания Твои тотчас же свершаются. Однако, молю Твою благость, скажи, откуда в этой пустыне подвижники будут получать необходимое? - Поверь мне, если Я найду тех, кто имеют между собой матерь всех добродетелей - любовь, и исполняют заповеди Мои, то все попечение о них возьму на Себя, и не будет у них ни в чем недостатка. - Еще раз спрошу Твою благость, как им с легкостью избежать сетей врага и избавиться от его страшных искушений? - Если они, как Я тебе сказал, будут исполнять заповеди Мои с кротостью, правдой, смиренным сердцем, то Я не только избавлю их от брани с врагом и его сетей, но и сделаю наследниками Царствия Небесного, - укрепил Паисия Вседержитель и вознесся на Небо. Священного же Паисия, от такого схождения к нему Самого Спасителя, объял большой страх. А что же замыслил в это время завистливый человеконенавистник, враг? Паисий получил от Бога силу, безопасно миновал бесовские сети и не терпел никакого вреда от нападений нечистого. Лукавый не мог приблизиться к препо-добному, поэтому попытался воспользоваться хитростью и попробовал лишить подвижника добродетели нестяжания, а через это - и Божественной благодати. Приняв образ ангела, диавол явился одному египетскому богачу и уговорил его пойти в пустыню, найти там «бедняка по имени Паисий, богатого именем и светло украшенного добродетелями, сосуд избранный Божественной благодати» и предложить ему много денег для милостыни подвизающимся монахам. Не ведая, что это было бесовское обольщение, богач взял множество серебра и золота и отправился к святому. Однако Господь не оставил Своего раба, открыл ему смысл столь дорогого приношения богача, поэтому преподобный тотчас же встал и пошел сам встречать архонта (еретика). - Кто такой Паисий, и где он обитает? - обратился к присноблаженному египтянин. - А зачем он тебе? - Я принес ему денег, чтобы он раздал милостыню монахам. - Прости нас, христолюбивый человек, к чему нам деньги, если мы решили поселиться в этой пустыне. Возьми их, ступай в мир и не печалься, потому что Бог примет твой дар, если эти деньги ты раздашь в египетских селениях, где обитает много нищих: неимущих, сирот и вдов. Богач послушался подвижника и вернулся в Египет. Когда же Паисий вернулся в свою келью, то ему явился диавол и сказал: - Какое насилие! Не могу я, Паисий, ничего сделать тебе, потому что ты избежал моих уловок. Я ухожу от тебя и иду воевать с другими, к тебе же больше не приду, потому что ты победил меня. Услышав эти речи, преподобный тотчас запретил лукавому говорить: - Молчи, потому что известен ты своей злобой, - молвил воин Христов. Пристыженный таким образом, нечистый был изгнан и уже более не дерзал приближаться к божественному Паисию. Теперь подвижник поселился во внутренней пустыне и стал проводить еще более суровую жизнь, во всем уподобляясь бесплотным Силам Небесным и часто беседуя со Владыкой Христом. Дух Божий, обитавший в Паисие, благоволил удостоить его созерцания Небесных сокровищ и той радости, которую там имеют праведные. Однажды во время молитвы божественный был восхищен на Небо, где сначала увидел красоты и наслаждения рая, от чего исполнился радости и ликования, а затем всех святых. Вкусив той невещественной пищи и насладившись ею, он сподобился получить от Бога дар полного воздержания от пищи. Причащаясь каждое воскресение Пречистых Тайн, преподобный всю неделю пребывал в посте до следующего воскресения. Он жил только Святым Причастием, не вкушая при этом никакой другой пищи. Пусть же никто не сомневается в этом, потому что все подчи-нено Божественной воле: преподобный провел без телесной пищи семьдесят лет, питаясь лишь от причащения Божественными Тайнами. И нет в этом ничего удивительного по сравнению с беспредельной силой Божией. Ведь телесную пищу требует наше естество для укрепления тела. А тем, кто выше естества, творческая сила Божия, будучи самодостаточной и совершенно не подчиняющейся законам естества, дает дар, превышающий человеческие силы и возможности. Подобным же образом она превыше всякого естественного закона: без еды, до последних времен, сохранила она и пророка Илию, что вполне достаточно для доказательства этого преестественного дара. По благоволению Божию к Паисию стекались бесчисленное множество монахов и мирян, желавших жить вместе ним. Окружив его, как пчелы улей, они ненасытно питались мысленным медом его сладчайшего учения, в результате чего постоянно росло число монахов. Тех, кто желал безмолвст-вовать наедине, он учил через молитву беседовать с Богом. Тех же, кто желал пребывать в подчинении и послушании этом поистине блаженном образе жизни, он селил в общежитие с другими братиями, назначая каждому подходящую работу, благодаря которой иноки не сидели праздными и упражняли свое тело, делая его послушным для трудов, кормили себя, а также давали милостыни нищим. Паисий дал насельникам заповедь: ничего, даже самого малого, не делать по своей воле, но во всем руководствоваться благословением духовного отца. Но кто в точности может описать те подвиги, которые преподобный сам совершал в безмолвии и уединении? Когда божественный Паисий пришел во внутреннюю пустыню, то поселился там и жил три года в одной пещере. За это время волосы у него на голове стали слишком длинными, тогда присноблаженный придумал следующее. Он забил кол в потолок пещеры и молился, привязывая к нему свои волосы, чем доставлял себе еще больший труд. Подвиги для преподобного стали отдыхом. Однажды во время молитвы перед ним вдруг предстал более всего возлюбленный им Спаситель. Праведник упал в страхе и ужасе на землю, так как не мог взирать на Его Божественный Лик.
Категория: ЭТО ИНТЕРЕСНО | Добавил: CIKUTA (06.12.2017)
Просмотров: 12
 
ПОДЕЛИТЬСЯ / РАЗМЕСТИТЬ НА СВОЕЙ СТРАНИЦЕ СОЦ СЕТИ

Всего комментариев: 0
avatar

ВАШ КОММЕНТАРИЙ / YOUR COMMENT | ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦ СЕТЬ / SIGN IN VIA SOCIAL NETWORK
ПОИСК
ВХОД НА САЙТ
БАННЕР
СОЗДАНИЕ БАННЕРОВ


ВСЕХ ВИДОВ И ТИПОВ
ОТ ПРИМИТИВА
ДО ЭКСКЛЮЗИВА
НОМИНАЦИЯ

 НОМИНАЦИЯ 
ДЛЯ РЕФЕРАТОВ

Жизнь / Рождение / Смерть / Пространство / Место / Материя / Время / Настоящее / Будущее / Прошлое / Содержание / Форма / Сущность / Явление / Движение / Становление / Абсолютное / Относительное / Абстрактное / Конкретное / Общее / Единичное / Особенное / Вещь / Возможность / Действительность / Знак / Знание / Сознание / Означаемое / ОзначающееИскусственное / Естественное / Качество / Количество / Мера / Необходимое / Случайное / Объект / Субъект / Самость / Человек / Животное / Индивид / Личность / Общество / Социальное / Предмет / Атрибут / Положение / Состояние / Действие / Претерпевание / Понятие / Определение / Центр / Периферия / Вера / Атеизм / Априорное / Апостериорное / Агент / Пациент / Трансцендентное / Трансцендентальное / Экзистенциальное / Добро / Зло / Моральное / Нравственность / Прекрасное / Безобразное / Адекватное / Противоположное / Разумное / Безумное / Целесообразное / Авантюрное / Рациональное / Иррациональное / Здоровье / Болезнь / Божественное / Дьявольское / Чувственное / Рассудочное / Истинное / Ложное / Власть / Зависимость / Миролюбие / Конфликт / Воля / Потребность / Восприятие / Влияние / Идея / Философия / Гармония / Хаос / Причина / Следствие / Игра / Реальное / Вид / Род / Внутреннее / Внешнее / Инструмент / Использование / Цель / Средство / Модель / Интерпретация / Информация / Носитель / Ирония / Правда / История / Миф / Основание / Надстройка / Культура / Вульгарность / Либидо / Апатия / Любовь / Ненависть / Цинизм / Надежда / Нигилизм / Наказание / Поощрение / Научность / Оккультизм / Детерминизм / Окказионализм / Опыт / Дилетантизм / Отражение / Этика / Парадигма / Вариант / Поверхность / Глубина / Понимание / Неведение / Предопределение / Авантюра / Свобода / Зависимость / Смысл / Значение / Структура / Материал / Субстанция / Акциденция / Творчество / Репродукция / Теория / Практика / Тождество / Различие 
 
ХРАМ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ
Храм Святой Троицы
HRAMTROITSA.RU
ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКАЯ 
ЕПАРХИЯ
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ 
ЦЕРКОВЬ


Контакты :
Адрес Епархиального
управления:
153000 Иваново,
ул. Смирнова, 76
Телефон: (4932) 327-477
Эл. почта:
commivepar@mail.ru
Для официальной:
iv.eparhiya@gmail.com
Епархиальный склад:
Телефон: (910) 668-1883
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

МИТРОПОЛИТ ИОСИФ
НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ
РАССКАЗАТЬ О ПРОБЛЕМЕ
 
 
ОТПРАВИТЬ ПИСЬМО
 
 
ГИПЕРИНФО ПУБЛИКУЕТ
ВСЕ ОБРАЩЕНИЯ.
МЫ ЗНАЕМ !!!
КАК СЛОЖНО
ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ
ОТ ЧИНОВНИКОВ
 
 
НЕ МОЛЧИТЕ!
"СТУЧИТЕ, И ОТВОРЯТ ВАМ" -
СКАЗАЛ ХРИСТОС.
С УВАЖЕНИЕМ К ВАМ
АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА.
 
 

     
     
     
     


 
 



   HIPERINFO © 2010-2017  21:30 | 16.12.2017